Постосенняя

x_ef278943Дворы стояли в Ноябре – не в серебре, и рак присвистнул на горЕ на гОре пиплу. Пипл знал нужду в поводыре – бо жил в дыре, по факту жил, не де юрЕ – жил, как прилипло. Крикливых уток караван – на Ереван, а гуси – в Крым через пролив летят к бабусе. В Рим все дороги перекрым, мы – в янтаре, перекантуемся, где Кант в российском вкусе.
Что нам Гекуба? Политес – для поэтесс! Атас, АТЭС, шизогенез – в едином хоре. Хром охр пестрит в календаре, а на пере – тушь загустела что пюре, и мы немы, как жук в коре, как член в декОре. Уже не важно, в чем вопрос – принц не дорос! И тень отца не на плетень – легла Гертрудой, а Розенкранц и Гильденстерн не выпили своих цистерн, труды мертвы, что, в общем, не сказать про Зильбертруда.
Блажен, кто выпил свой бурдюк – жуя курдюк, блажен, кто вымпел отхватил за филоложство. А я потешу свой филей среди бальзаковских фрелейн, и буду тем любезен я и этим, коих множство.
Как жизнь, казалось б, не длинна – как не вредна, дна вряд ли ниже нет, куда стремиться. Там завсегда живут стада, да – адаптированы, да – к дымам, чем всласть отечество дымится.
А вот за тридевять горой – там геморрой! И сколько правды не нарой – народ герой – недоописанный перой, стоит за веру. А я простите за любовь, и не примешиваю кровь.
Лучше придавить окурок в ВОЛЬВо, чем надавить курок реВОЛЬВера.

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделитесь в соцсетях

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F