ИЛЬЯ ИМАЗИН. Опыты

07.02.2019

Оглавление

Пейзаж

Как если бы…

Длань Бога

Тающие хлопья снега

Испытание чувств Страхом Божьим

Эскиз прикосновения

Женщина одна в сумерках

Форель зимой

Амаранта предчувствует гибель Мокондо…

Лисья пляска

Пусть воспрянут древние грезы, дабы не угасло Сердце Мира

Палиндром португальской монахини

Проповедуя птицам

По поводу звезд

Жизнь есть сон

 Библиография►

 

Пейзаж

 

Я мнил себя озером,

В котором облака и девы белотелые

Пригрезились художнику.

 

Мне чудилось, я облако,

В котором верблюд, или ласточка, или фрегат

Мерещились Гамлету.

 

Я жил в тихом омуте,

И сердце мое то таилось на дне,

То цвело черным лотосом.

 

 

Как если бы…

 

…как если бы в детской,

среди множества разбросанных тут и там игрушек,

которые лень убирать, ты случайно нашёл

прошлогоднее приглашение на удивительный праздник,

билет в цирк, потерявшийся в прошлом году.

 

…как если бы в комнате,

где всегда слой пыли на неровном паркетном полу,

в комнате, куда не приводят гостей и где редко наводят порядок,

в пыльной неприбранной комнате вдруг сделалось теплее,

оттого что заработали, наконец, батареи.

 

…как если бы утром ты проснулся, втянув ноздрями

аромат старинной книги, когда-то в детстве любимой, –

едкую книжную пыль долгих странствий идальго,

и явственно представил те жёлтые страницы, те гравюры

в свете советской настольной лампы.

               

«…как будто и мне Дон Кихот посулил остров,

и ещё впереди схватка с винными бурдюками

и опасные препирательства с погонщиками мулов,

которых какой-то злодей

превратил в безжалостных монстров…»

 

«…как будто я кем-то назначен следить

за проплывающими облаками,

и в новой службе моей

нет ни выходных, ни отгулов…»

 

…как если бы наш корабль захватили корсары,

и всех нас упрятали в трюме, как складывают в ящик игрушки…

и ты бы рассказывал, позвякивая цепями,

запутанные истории своей жизни корабельной крысе,

внимательно глядящей на тебя маленькими алчными глазами.

 

 

Длань Бога

 

…и лань, что повстречается ему,

Такому же изгнаннику, как я,

Который будет прятаться, как зверь,

От кровожадных мстителей в лесу…

Так вот, ему промолвит эта лань:

 

«Мне так знаком твой неизбывный страх,

И в мире так же неуютно мне.

Я тоже слышу крики, лай собак.

Но под собой я чувствую Ладонь:

Нас подхватил огромной Дланью Бог».

 

 

Тающие хлопья снега

 

Завороженный, я смотрю, как хлопья снега

Мгновенно тают, с грустной нежностью коснувшись

Земных вещей. Округа затаилась,

Как будто в ожидании набега,

В молчанье с головою окунувшись,

А может в сон глубокий погрузилась.

 

Смотрю на небо: все пришло в движенье.

И мнится мне, что Всемогущий Кто-то

Решил с утра возобновить Творенье,

И не случайно нарастает напряженье,

Ведь там, на Небесах, идет работа.

Паденье снега – только подтвержденье.

 

Из праматерии – первоосновы

Всего, что создано – рождается незримо

Мир, нам еще неведомый и новый.

Он распадается уже через мгновенье

На хлопья снежные неотвратимо.

Но за распадом – вновь возникновенье.

 

Да! Из такой субстанции лишь боги

Способны создавать миры иные…

 

 

Испытание чувств Страхом Божьим

 

Ко мне ворвался ты, как ураган, Господь

 

Омар Хайям

 

Не знали ратники, доспехами гремя,

И книжники не ведали о том…

 

«Кто в Небе взметнулся огненным столпом,

когда стала золой обречённых мольба?»

 

Ты ли, в самом деле, посетил меня,

Разъяв то, что, казалось, навеки слилось

В сердце моём, в его свете слепом?

Ты ли отворил Высокие Врата

И ужас впустил в опустевший дом,

Хрупкий, как яичная скорлупа?

Ты ли, в ком

Всех вещей причина, всех смертных судьба?

 

…ни ратники, ни книжники не ведали о том.

 

 

Эскиз прикосновения

 

…к твоей руке я прикоснулся – так же ветер

Касается испуганных цветов

Иль пламени свечей дрожащих в церкви,

Ребенок в первый раз – вещей и слов;

Так слуха моего

коснется звук шагов

И шелест платья в тихий час ухода,

Когда я буду нежен и суров,

Смирен и чист, как снег в начале года.

 

Нельзя сказать: «Я к этому готов

Как воин к битве». Все-таки Природа

Иными нас задумала, и вновь

Рождается сомнение. Свобода

Не в том, поверь мне, чтоб сорвать покров

Запретного, откликнувшись на зов

Другого сердца, что желанней небосвода,

Но в том, чтобы отдать очаг и кров

За сей порыв: к тебе (не зная брода!)…

 

 

Женщина одна в сумерках

 

…Она ступает, мрамора белее,

Как будто статуя, что раньше здесь стояла

Вдруг ожила, спустилась с пьедестала

И побрела неспешно по аллее.

 

Но что осталось позади? О чем так гордо

Молчат ее бесчувственные губы?

Связь, что оборвана нелепо или грубо,

Крах отношений и кошмар аборта –

 

О, нет! Все это не о ней. Хотя, быть может,

С ней некогда случалось и такое.

Но ныне она шествует в покое.

Ее минувшее не мучит, не тревожит.

 

О ней не скажешь: «счастлива», «несчастна»,

И я ответить точно не сумею,

Какой торжественный обряд вершится ею,

К какому таинству она причастна…

 

 

Форель зимой

 

Река замерзла. Тонок первый лед.

Под ним форель в безмолвии плывет.

 

Как в мир иной, отмучившись, душа,

Плывет торжественно и не спеша

 

Прочь из холодной и чужой страны

В блаженные младенческие сны.

 

Форель плывет в мой тихий зимний сон

(Так движется монахиня под звон

 

Колоколов к вечерне). Зримый след –

Мерцающий сквозь лед форели свет.

 

Форель в сиянье совершает свой полет.

Комета так же по небу плывет.

 

Форель свеченье излучает лишь зимой,

Когда случайно заплывает в мой

 

Тревожный сон, спокойна и мудра.

И в тот же миг осенняя хандра

 

Уходит.

И стоит мой зимний дом

В оцепененье, как замерзший водоем.

 

 

Амаранта предчувствует гибель Мокондо…

 

Сердце не знает, откуда

Эта тоска приходит…

 

Раковине подобно,

Оно переполнено гулом

Слишком многих событий.

Иных уже и не вспомнит.

 

Об этом писал Овидий

В горестных письмах с Понта:

«печаль моя глаз не смыкает…»

«ум в крушении твердость теряет…» –

 

Явственно Амаранта

Видит Гибель Мокондо.

 

Откуда пришла тревога

Амаранта не знает.

 

Только тоске бездонной,

Только любви бездомной

Может открыться Сердце,

В себе схоронившее Солнце…

 

Скоро далекие лица

В беспамятстве растворятся,

Но Солнце пребудет Солнцем

Даже во дни затменья –

 

Так говорил Мелькиадес.

Дух его здесь еще бродит.

 

Все предчувствует Сердце:

Темное кровосмешенье,

Дождь, как тоска, бесконечный,

Вихрь, подхвативший селенье…

 

Вот только не ведает Сердце,

Откуда Тоска приходит…

 

Скорую гибель Мокондо

Предчувствует Амаранта.

 

 

Лисья пляска

 

…А помнишь, как детстве,

обиженный и потрясенный

«несправедливостью Творца», ты шел в соседний лес,

Шел себе на звук неясный,

Доносящийся из чащи,

Где пели венгерские скрипки,

Как пойманные птицы

В рыжих мохнатых лапах,

И взмывали смычки, точно крылья стрекоз.

Вспомни, как Луна заливала

скупым монашеским светом поляну,

Но не монахини плясали на поляне, а лисицы.

Рыжие бестии, способные перехитрить любого,

Даже самого Лукавого.

Ты следил за их пляской всю ночь напролет.

 

Видимо, все потому что ты рыжий,

И когда тебе исполнилось шесть лет,

Один еврейский музыкант

подарил тебе крохотную скрипку,

Размером не больше ладони.

 

 

Пусть воспрянут древние грезы,

дабы не угасло Сердце Мира

Из Эзры Паунда

 

…ибо человек – что бурдюк с вином.

Но душа его Богом полна,

Словно ветер, что дует в расщелинах, в нем

Песнь звучит во все времена.

 

И пусть человек – бурдюк, полный вина…

Как ребенок, испуган, продрог,

Его сердце трепещет во все времена,

Когда в буре является Бог.

 

 

Палиндром португальской монахини

 

не мир, но меч

 

ТЫ! Почему меч? Опыт…

 

 

Проповедуя птицам

 

Голоса вестников Твоих носились над землей

под твердью Книги Твоей,

защищавшей авторитетом полет их,

куда бы они ни направлялись.

Августин Аврелий              

 

Когда те, о ком он молиться

Не уставал, отвернулись,

Он пошел проповедовать птицам.              

               

Проповедника ничуть не смущали

Разложившиеся трупы, падаль,

Безобразный вид и дух гниенья.

Вороны, стервятники внимали,

Но держались от него поодаль

(Опасались камня).

Вдохновенье

Неуклонно нарастало с каждым новым

Окрыленным и сияющим словом.

 

И поведал он о Чуде Воскресенья

Пастве своей пернатой,

Падаль с жадностью поглощавшей

И привыкшей видеть лишь тленье…

 

Верил он, что, рано или поздно,

Слово Божие, подобно белой птице,

В дрогнувших людских сердцах, как в гнездах,

Сможет беспрепятственно селиться.

 

Возносились вновь и вновь над миром тленным

Крылья проповеди вдохновенной…

 

 

По поводу звезд

 

О, если б вечным быть, как ты, звезда!

           Джон Китс

 

Послушайте! Ведь если звезды зажигаются…

           Маяковский

 

Избравши что-то как звезду…

           Роберт Фрост

 

Глядя на звезды, я знаю, что мне суждено…

           Уистен Хью Оден

 

Ну что рассказать мне о звездах? Что знаю о них?

Что эти «плевочки» пленяют и манят живых.

 

Сколь многие что-то писали по поводу звезд!

К примеру, Джон Китс, Маяковский, Хью Оден и Фрост.

 

И каждый из них награжден был посмертно звездой

За то, что пленялся чужой, неземной красотой.

 

Фалес – легендарный мудрец, прорицатель и маг –

Засмотревшись однажды на звезды, свалился в овраг.

 

Их взглядом не ищет лишь тот, кто воистину слеп.

И как тут не вспомнить картинку из детской – «Вертеп»:

 

Обступивший младенца, печальный, взволнованный скот

Смотрит в оба, не отрываясь, а выше растет

 

Во мраке, кромешном и жутком, как никогда,

Цветок Вифлеема – рождественская звезда.

 

Я верю и знаю, у каждого есть этот свет,

И звезды в ночи – вопрошающим ясный ответ.

 

И то, что угаснет вот-вот в этих тихих строках,

Гореть будет вечно светильником в Божьих Руках.

 

 

 

Жизнь есть сон

 

Мальчику Роза приснилась:

Длинный и тонкий стебель,

Усеянный муравьями,

Задумчиво колыхался,

Так что могло показаться –

Не Роза растет, но рапира

Торчит из земли разрыхленной.

 

Юноше Роза приснилась:

Держали ее осторожно

Тонкие женские руки,

Руки в белых перчатках,

Как на картинках старинных,

Изображающих Даму.

 

Роза приснилась мужчине

Зрелому и больному:

Старый огромный бульдозер

Вмиг уничтожил картину,

Запечатлевшую розу.

 

Роза однажды приснилась

Пожилому мужчине:

Она росла одиноко,

Прекрасна и безмятежна.

 

Старцу приснилась Роза:

Просто Роза на клумбе,

Царица земных ароматов.

 

Ангел во сне видел Розу,

Свою земную подругу.

 

Роза приснилась Богу.

 

 

Безостановочное взятие рубежей. Стихотворения.

Топос. Литературно-философский журнал, 15.11.2017.

 

Кайнозой. Из юношеской тетради Вениамина Кротковского.

Стихотворения и поэма.

Топос. Литературно-философский журнал, 15.12.2017.

 

Леонардески. Рассказ.

Homo Legens, №4, 2017.

 

Сны младенческой души. Стихотворения.

Топос. Литературно-философский журнал, 19.01.2018.

 

Игра о Врубеле. Начатки каталога. Рассказ.

Новый Берег, 61, 2018.

 

Второе приношение Леониду Струкову. Стихотворение.

45-я параллель: классическая и современная русская поэзия.

№ 6 (426) от 21 февраля 2018 г.

 

Плоды незрелости. Стихи и проза.

Топос. Литературно-философский журнал, 28.02.2018.

 

Беседа, не желавшая прекращаться. Рассказ.

Folio Verso. Литературно-художественный альманах, 8.03.2018.

 

Мэри едет в небеса. Рассказ.

Экзистенция. Литературный сайт, 16.03.2018.

 

Маска обезьяны. Рассказ.

Зарубежные задворки, №140, 14.04.2018.

 

Гофманша. Рассказ.

Крещатик. Литературно-художественный журнал, №2 (80) 2018.

 

Ракурс бороды. Поэма.

Поэтоград. Народная литературная газета, №21 (329) май 2018.

 

Дерево-преследователь. Стихотворения.

Поэтоград. Народная литературная газета, №22 (330) май 2018.

 

Шип, яйцо и боб-бобёнок. Рассказ. Южное сияние.

Одесский литературно-художественный журнал, №2 (26) 2018.

 

Pérola barroca. Стихи неизвестных поэтов эпохи Барокко,

не вошедшие в антологии. Остров Андерс (AndersVal).

Издательский проект и литературный клуб, 5.06.2018.

 

Суиниада Томаса Стернза Элиота: Стихотворения 1920 г.

Переводы с английского.

Топос. Литературно-философский журнал, 15.06.2018.

 

Восемь поэтесс. Стилизации и переводы.

Топос. Литературно-философский журнал, 27.06.2018.

 

Красноречивы былых маскарадов личины… Из ранней лирики

Эзры Паунда. Переводы. Остров Андерс (AndersVal).

Издательский проект и литературный клуб, 15.07.2018.

 

Эзра Лумис Паунд: Как дуновение ветров, чью цель не знает человек…

Переводы с английского. 45-я параллель: классическая и современная русская поэзия. № 23 (443) от 11 августа 2018 г.

 

Мир Кристины. Рассказ.

Топос. Литературно-философский журнал, 28.08.2018.

 

Вагинов. Из мемуаров неизвестного. Рассказ. Аврора. Литературно-художественный и общественно-политический журнал. 2018, №4.

 

Эзра Лумис Паунд: Стихотворения, переводы, стилизации (1906 – 1916) / Ранний Эзра Паунд в переводах Ильи Имазина.

Prosōdia. Литературно-исследовательский журнал о поэзии, 2018, 9.

 

Томас Стернз Элиот. Полые люди. Поэма. Перевод.

Топос. Литературно-философский журнал, 3.10.2018.

 

В прелести. Рассказ.

Зарубежные задворки, №152, 14.10.2018.

 

Ванда, или Случай в гостинице. Рассказ.

Топос. Литературно-философский журнал, 31.10.2018.

 

Красное платье. Рассказ.

Топос. Литературно-философский журнал, 8.11.2018.

 

История одной глупости. Рассказ.

Зарубежные задворки, №152, 14.11.2018.

 

Увы мне! Оратория.

Полутона. Литературное сообщество. Рабочий стол, 19.11.2018.

 

Щегленок. Рассказ. – Семь искусств. Наука. Культура. Словесность. №11 (104), ноябрь 2018 (20.11.2018).

 

Тысяча вершин I – II.

Топос. Литературно-философский журнал, 6.12.2018.

 

Тысяча вершин III – IV.

Топос. Литературно-философский журнал, 7.12.2018.

9 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделись в соцсетях

Узнай свой IP-адрес

Узнай свой IP адрес

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F