АЛЕКСАНДР ГИНЕВСКИЙ. Стихотворения

07.02.2019

* * *

  Олегу Николаевичу Дмитриеву

 

 

Могила Канта. Битым кирпичом

война траву усеяла вокруг,

огонь и смерть, казалось бы, сотрут

ту власть, которой был он обличен…

 

Но вот к плите,

под коей спал мудрец,

припал цветок куриной слепоты.

Как уголек он тлел и золотым

был немудреный маленький венец.

 

Дитя бездумное играя, положило

его на холод сумрачной плиты,

и человеческие теплые следы

не означали брошенность могилы.

                                                             1.12.1968 Гродно

                                             

 

* * *

 

Был мир до нашего прихода,

но появляемся мы в нем –

души неведомой огнем

опять пополнилась природа.

 

О, тот огонь… не что иное

как отклонений правота,

пока недолгая звезда

дрожит над нашей головою.

 

Будь вёдро или мгла сырая, –

какому случаю нас сбыв?!

Не выбираем мы судьбы –

она сама нас выбирает!

 

Но за превратности ее,

за синяки ее отметин

мы будем все-таки в ответе

и не отделаться враньем.

                                                  28.04.1969 Даугавпилс

                                  

 

* * *

 

Я оттолкнулся

от низкого берега факта

и поплыл.

Когда же я оглянулся,

то увидел лишь

равнодушную дугу горизонта.

Но я плыл

взятым курсом

от низкого берега факта.

Оставалось

с надеждой смотреть вперёд.

И надежда сбылась.

Я достиг высокого берега,

на мысль о существовании которого

 навёл меня,

оставшийся позади,

низкий берег

мелкого факта.

                              7.07.1967 Никольское

                                  

 

СТРАННЫЙ МЕХАНИЗМ

 

Рождается человек

и кроме механизмов

сердца, печени, желудка и пр.

он получает в придачу

еще один – довольно-таки странный.

Природа – завод изготовитель –

выгравировала на нем:

«Недовольство собой».

Как и всякий механизм

он имеет свои

винтики, шплинтики и шестеренки.

Сосед мой, сверстник Новодедов

заявляет, что этот механизм –

одно баловство;

что он,

когда вырос и разобрался

что к чему,

в один прекрасный день,

как бы нечаянно,

подсыпал в редуктор песочку

и шестеренки обеззубили.

После этого он,

уже на законном основании,

выкинул этот лишний металлолом,

будто удалил аппендикс…

Теперь он полегчал в весе,

и ему стало проще плавать.

 

Но я знал одного чудака,

который ходил,

поглаживая рукой этот механизм

и, время от времени,

любовно его смазывал – все-таки

механизм.

Каково-то ему плавается?..

                                                   27.05.1967 Выборг

            

 

 

* * *

 

На ложный путь становится душа,

когда с годами медленно умнеет.

Она умнеет или же черствеет –

кто скажет твердо: «Вот она межа!»

 

А некогда… за нею ни гроша –

казалось, ничего-то не имеет,

но вот с улыбки чьей-то голубеет,

от радости не чаянной дрожа.

 

И как волну смиряет тишина –

приходит пониманье понемногу:

есть у медали и другая сторона,

 

найти ее не трудно, слава Богу.

И не тревожит собственно изъян,

когда весом тот нажитый обман.

                                                              8.09.1970 Рига

                                             

* * *

 

Лейтенант командовал:

«На огневой рубеж,

шагом марш!»

Я ложился,

раздвигал ноги,

проверял упор локтей

и спокойно прикладывался

щекой к холодному металлу

своего автомата.

Потом

посылал пули.

Я позволял себе волноваться

лишь тогда,

когда рожок оказывался пустым,

и мы бежали к мишеням.

Мои пули ложились кучно,

вокруг десятки,

не минуя её,

потому что я знал

как сочетать дыхание

с нажатием спускового крючка.

Но однажды,

когда я, как всегда,

спокойно наводил

мушку автомата под цель,

 мне показалось,

что белые

концентрические круги

чёрной мишени

ритмично задвигались;

я увидел

дышащую грудную клетку

человека,

какую видит рентгенолог

в темноте своего кабинета.

 

…Лейтенант, анализируя

результаты стрельбы,

сказал обо мне,

что на сей раз я не вовремя

задумался о девушках…

Надо же!..

Лейтенант был не так уж и далёк

от истины…

                                       13.08.1967 Выборг

                                                   

 

* * *

 

В тебе, во мне и в ней – материки.

Вся наша жизнь – исследование их,

когда со скал спускаемся крутых

и в глубь себя глядим из-под руки.

 

То вдруг увидишь сказочный оазис

неведомой доселе доброты,

но прежде чем к нему добраться, ты

едва сапог вытаскивал из грязи.

 

А вон река, вон стонет водопад,

под гнетом льдов – вон полюс изнывает,

вон проплывает туча грозовая,

а там орлы надменные парят.

 

Всмотрись в себя,

всмотрись в себя усердней,

не упускай подробностей…

Взгляни:

вот поселений редкие огни,

вон города,

каких не взять обедней.

                                  16.06.1969 Даугавпилс

 

 

* * *

 

Не жди,

не жди благодарений

за малость

доброты в тебе –

то всплеск цветка

на том стебле

твоей души –

его горенье;

его свеченье

и тепло.

Что вдруг, устав,

так тяжело,

весло на этот свет

гребло

из ночи в ночь –

какую кряду?

… Не в этом ли

твоя награда?

                              20.12.1970 Рига

            

* * *

 

Цветы

по-настоящему

дороги человеку

который смотрит на них

сквозь железный орнамент

тюремной решётки

и если он ещё

не потерял сердце

  05.1967 Выборг

                       

* * *

 

Пока мы молоды и пылки

нам наша жизнь не дорога,

и все житейские блага

не стоят искренней улыбки;

 

пока отброшена наука

прощать себе, прощать другим,

и что ни день – еще одним

нас жизнь одаривает другом;

 

пока зовет нас и тревожит

глас вопиющего в пустыне,

путей к извечной середине

нам наши крайности дороже.

 

В них ярче наше существо,

невольно вспыхивая, светит,

и если есть на свете дети,

то в этом с нами их родство!

  16.07.1970 Рига

                                        

 

* * *

 

Если вас интересует,

я могу попытаться

выразить свою точку зрения.

И если я вас не убедил,

то я рассчитываю

на ваше мужество

не соглашаться

со мной…

Но какое наслаждение

знать

ваши взгляды на вещи,

быть солидарным с вами

и чувствовать доброту

вашей руки,

лежащей на моём

плече.

…Все это так,

если при этом

мы с вами

искренни.

                06.1967 Выборг

            

 

* * *

 

Со временем, я знаю,

постепенно

черствеет сердце,

всё-таки черствеет.

Вот стонет человек:

лицо бесслезно,

но гримаса боли…

Уже моргают

влажные ресницы.

«Он плачет от досады,

что не вышло

ближнего

вкруг пальца

ловко обвести

и кинуть…»

Когда мысль эта

первою приходит –

черствеет сердце,

что не говорите.

  06.1967 Выборг

            

* * *

 

Идет человек

правая рука раскачивается

в ритм шагу

левая рука

не помогает идти человеку

в ней ноша:

деревянная оглобля

крышки унитаза

и аккуратно перевязанная

коробка

торт «Сказка»

с большим кокетливым

бантом.

Синяя коробка

точно вписывается

в полированную коричневую

дугу

…Бог с ним –

с человеком

я не знаю кто он

и что он

но какое своеобразное

представление о счастье

там

перед моими глазами

за окном трамвая

  1975

                       

 

 

 

* * *

 

И зажимать ладонью рану,

забыть и, стоя на ветру,

не знать, что друг уже не друг,

что уже круг. Не понапрасну

 

уже иному ясно сразу,

что семь и восемь раз отмерь

и все равно имей ту дверь –

нет береженого без лаза,

без глаза, где гнездится сметка,

где все потом – сначала факт,

где ты вверх ножками профан

не наблюдательный на редкость.

 

И пусть там что-то с чем-то сверят –

их правоты не отрицай,

кормя души своей птенца

подспудным семенем доверья.

  14.07.1969 Питер

                                        

 

* * *

 

Снова лунная в небе ртуть…

тучи… тучи… плывут над нею…

утро вечера мудренее,

только, Господи, как уснуть…

  1975

                                  

 

* * *

 

И в эпицентре катаклизма,

среди бегущих просто прочь,

я не считал, что день –

есть ночь –

не нажил грыжи

скептицизма.

  1975

                             

 

* * *

 

И это смерть?!.

Лежишь причесанный в гробу

или растрепанный в канаве

и не можешь даже

осудить муху,

торжественно оправляющуюся

на твоем бледном лбу…

Какая чушь!..

…Слушаешь и не слышишь

жужжание майского жука

над самым ухом;

смотришь и не видишь

как усики гороха,

цепляясь, поднимают

тело стебля к солнцу;

человечий крик о помощи,

долетевший до твоего уха,

не долетает до твоего сердца;

смотришь

и не видишь улыбки,

жаждущей повториться

на твоих губах

тогда,

когда тепла твоя рука,

поправляющая галстук, –

вот это –

смерть!

                18.12.1966 Клайпеда, гостиница «Балтия»

            

* * *

 

На всех предчувствиях клеймо

того, что нами пережито.

Там и разбитое корыто,

и счастье редкое само.

 

Двух полюсов полутона

сиюминутных катаклизмов,

и в наших бренных организмах

не скоро всходят семена.

 

Но от удачи к неудаче

они – подспудные – растут,

и стебли их подобьем пут,

когда смеёмся или плачем.

 

Казалось, мы понаторели

в предвиденьях на первый взгляд,

и всё ж предчувствия томят

средь осени,

среди весны,

средь месяца,

среди недели.           

                    26.03.1970 Рига

                                                                   

 

 

                                                   

                                            * * *

 

                                                  Здесь царство тлена. Здесь могилы.

                                                  И вкривь и вкось стоят кресты.

                                                  И к фотографиям простым

                                                  смерть провела

                                                  не на мякине;

 

                                                  не просто эта перспектива

                                                  когда-то живших

                                                  убивала…

                                                  Спроси у пастырей –

                                                  у галок

                                                  с высот древесного штатива:

 

                                                  как слёзы горькие лия

                                                  шел, провожая в путь последний,

                                                  еще живой,

                                                  еще посредник –

                                                  к небытию от бытия;

 

                                                  не скоро, может быть,

                                                  лишит

                                                  судьба всех тяжестей

                                                  огулом,

                                                  дав облегчение сутулым

                                                  плечам

                                                  измученной души.

  22.05.1969 Рига.

                                                                              

 

 

                                            * * *

 

                                                  Когда задумаюсь устало

                                                  и загляну в себя опять

                                                  былое то,

                                                  что волновало

                                                  порою трудно

                                                  мне понять.

                                                  …Так газировка

                                                  щиплет нёбо,

                                                  лениво морщишься и пьешь…

                                                  А было: лужица…

                                                  «Еще бы!..» – и голос свой

                                                  не узнаешь.

                                                                        5.12.1966 Клайпеда, гостиница «Балтия»

 

                                            * * *

                                                   

                                                  Когда мне больно,

                                                  и когда в тоске

                           невыразимой

                                                  сердце изнывает,

                              тогда-то, может быть,

                                                  и присягает

                                                  оно на верность

                                                  жизненной реке:

                                                  ее стремнинам и

                                                  водоворотам,

                                                  тишайшим струям

                                                  медленных глубин,

                                                  дремотным шорохам

                                                  стоящих камышин,

                                                  внезапностям крутого

                                                  поворота…

                                                  Тогда что значит

                                                  этот мир без нас? –

                                                  Пропавшая

                                                  прекрасная страница? –

                                                  Когда ему

                                                  уже не повториться

                                                  в живом хрусталике

                                                  задумавшихся глаз.

  1975

                                                                              

 

                                            * * *

                                                   

                                                  Летом я любил воткнуть

                                                  какой-нибудь

                                                  легкомысленный цветок ромашки

                                                  или колокольчика

                                                  в левый нагрудный карман.

                                                  Это почему-то всегда

                                                  кому-то не нравилось.

                                                  Безобидные венчики цветов

                                                  помогали мне наживать врагов.

                                                  Я ими обзаводился невольно,

                                                  как обзаводятся

                                                  хозяйственной утварью

                                                  первой необходимости.

                                                  И стоило старшине

                                                  сурово взглянуть на мой левый

                                                  карман,

                                                  как тут же цветок увядал.

                                                  Естественно, я мечтал о реванше.

                                                  Я мечтал об этом порою

                                                  и в свободное время.

                                                  И возмездие приходило,

                                                  когда мы отправлялись на стрельбище,

                                                  и я вгонял своего старшину в краску.

                                                  К сожалению, только по очкам.

 

                                                  И всё-таки я победил.

                                                  Я ни разу не совершил

                                                  чудовищного поступка:

                                                  я ни разу не воткнул цветок

                                                  в ствол своего автомата.

                                                              29.08.1970 Рига

                                                                                         

 

 

 

 

 

* * * 

  Пресытишься беспутной суетой

по горло в темпе бешеной погони,

когда события мелькают, как погоны

солдат, бегущих с криком на постой.

 

И словно вдруг тебе открылась рана,

в горячке ты не чувствовал ее,

и опершись внезапно на ружье,

осядешь, как бывало на экранах.

 

Но может статься, зрителей не будет.

И сцены тоже. Ты перед собой.

Ну что качаешь бедной головой,

неси себе, неси её на блюде;

 

так начинай. Раскручивайся всласть…

Коль есть она – до самой – подноготной,

а голова послушает охотно,

но в оправданье что тебе сказать?..

  15.06.1969, Даугавпилс

                                             

 

* * *

 

Не чаять худа без добра

увы… не легкая наука,

хоть гибче палочки бамбука

и строчкой Библии стара.

 

Но постигая, ты сполна

собою платишь за уроки,

когда плутают долго ноги

и на опушке в трех соснах –

 

все тоньше от беды к беде –

слабеет Ариадны нить,

и как легко не уследить

того, что тянется к тебе…

  5.09.1970, Рига

                                        

 

* * *

 

Белы дела мои,

как сажа,

и паводком всех

«не везет» –

стремнина –

вновь водоворот –

меня бросает.

Не отважась

грести туда –

на твердый берег –

рука судьбе своей

не верит:

что если там она

теперь вот

под берегом

 

 

приберегла

все те же

белые дела?..

  15.08.1968

                       

 

 

* * *

 

Пересыхало русло песни

в гортани городской пичуги,

листва казалась от недуга

венком кладбищенским из жести.

 

А зной грозил ещё неделей

и в учрежденьях на пределе

вовсю торжественно потели

над кипами бумажной липы…

 

И руки к ручкам сонно липли.

  22.02.1968

                                        

 

* * *

 

Когда леса сведем на спички

и закоптим весь белый свет,

потомкам выразим завет

хранить гнездо последней птички.

Решим с ответственностью нашей

вот так. И гордо – на покой.

А Век, не ведомо какой,

другому Веку то же скажет,

а тот – руками разводить,

беседуя со старшим стоя:

«Простите, кажется, пустое…»

«Гнездо пустое?.. Сохранить!..»

  30.11.1968, Гродно

 

 

 

 

* * *

 

Нам не хватает окрыленности.

Так своенравна, так редка

она порой за облака –

ласкать болезнью обреченности –

бросает нас. Но страх падений:

глядишь, на острое подденет…

Диктует трезвость заявлений,

что это праздность

и удел,

не оказавшихся

у дел.

  24.10.1968, Клайпеда

                       

 

 

* * *

 

Ну что ж. Нельзя переиграть –

все сызнова начать с начала,

чтоб заново душа дышала,

вкушая жизни благодать.

 

Как не спеши – наполовину

свой черновик испишешь только,

и не дано нам сесть и

с толком –

за беловик –

его придвинув…

 

Так жизни рукопись

жива

всей искренностью

закорючек

от радости к слезе горючей

во всём живого существа.

 

Здесь человек

велик и низок –

глядит с исчерканной

страницы…

И прелесть терпкая

таится

в неповторимости

описок.

  2.11.1968, Клайпеда

                             

 

 

 

 

* * *

 

Смеяться, право,

не грешно.

И плакать…

тоже.

 

И это все

разрешено

тобою,

Боже.

 

И смех, и горе ли –

у нас

все

слезы.

 

…А, может,

дыма

в том вина

от

папиросы.

  11.06.1969, Даугавпилс

                             

 

 

* * *

 

Устали мои часы

и встали средь бела дня…

«Минуты – не про меня

и, сколько вас есть, —

часы.

Стучите в окна другим,

оставьте меня

в покое,

и чтобы в моих

покоях

не было вашей

ноги!»

 

Но вечером –

я устал.

И явною стала

ложь:

время не проведешь –

нету на нем

креста…              

                            17.06.1969, Даугавпилс

                             

 

 

 

* * *

 

Живет в нас тяга к постоянству.

Но что б мы там не говорили,

держась рукою за перила,

нам не найти себя в пространстве.

 

И неожиданность измены

несет с собою чувство боли,

в нас боль доигрывает роли,

чтобы поставить на колени

 

пред большей тягой к постоянству.

…И снова излучают вежды

тепло открывшейся надежды

на холод вещего

пространства.

  11.01.1970, Рига

                                  

 

 

 

* * *

 

Откуда напасть этих дней?..

Они приходят чередою

бесцеремонные с тобою,

пройти не думая скорей.

 

В глазах померкнет белый свет –

их тяжесть нам невмоготу,

и тщетность явная потуг

найти спасительный ответ.

 

Как рок над нами. Без личины –

сейчас она им не нужна,

когда те дни лишь ночь одна

тоски тяжелой беспричинной.

  1978, Питер

                                             

* * *

 

Порою страшно

заглянуть в себя,

как в заколдованный

колодец,

и ты стоишь,

не подходя,

и чувствуешь:

всего колотит.

 

И тем, что ты

ни с места, здесь –

доносится

оттуда гул –

что не успел

дыханье перевесть,

не лги –

ведь ты уж

заглянул.

  14.04.1970, Рига

                       

 

 

* * *

 

Разочарования приходят –

горчит познанья сладкий

плод,

и до каких-то там

высот –

что делать?.. –

ноги не доходят.

 

Возможно, глупая затея.

Поскрипывай затеи

ось.

На ней колёсики:

«Авось

мы все-таки

не поумнеем».

  28.12.1969 Рига

                       

* * *

 

Кто-то постучал в стекло.

Я подошел к рябому,

запотевшему окну

и увидел

далеко не юное,

заплаканное лицо

Осени.

Из её глаз

доносилась беззвучная

мольба.

В комнате было тепло,

и на приколотом к стене

белом листе бумаги

распускался цветок.

 

 

Но я не мог

ничем ей помочь:

отношение хозяев

к вошедшему

зависело от того –

оставляет ли он следы

на паркете…

 

                       

* * *

 

Перешагни порог тоски,

ее тебе в награду дали,

чтобы, пригубив новой дали,

надежды светлой проросли

ростки из тёмных зёрен боли.

Не оставайся на приколе

у той тоски!

Ты волен, волен,

Сойдя с тропы,

сойдя с ума ли,

переступить

порог печалей.

  28.04.1968

                             

 

* * *

 

Тасует колоду удач

рука, под которою все мы,

и чувство испытано всеми,

когда с неудачи, хоть плачь.

 

И коли ты с толку не сбит –

казалось бы, дали по шапке –

увидишь и мелким, и жалким

размокший реестрик обид.

 

И впрямь. Мы порою гнусавим

чрезмерно, и жизнь нам не в жизнь,

и цепи своих укоризн

лелеем и пестуем сами.

  6.06.1969, Даугавпилс

0 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделись в соцсетях

Узнай свой IP-адрес

Узнай свой IP адрес

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F