ЯНА ЮШИНА. Это что-то про нас…

12.11.2017

 

***

давай останемся мудаками

пока сентябрь из мураками

и эшелонами облака

а в них крылатые медсестрицы

бинтуют раненые страницы

не сохранившие языка

 

о время смелости от портвейна

благословенно благоговейно

его словами не уличить

когда читаешь с открытой крыши

тому кто выше о том кто выше

и щёки дьявольски горячи

 

у лета бабьего на отшибе

слова как дети совсем большие

их абсолютная правота

возможно с нашей не совпадает

 

а рыба плещется золотая

всё ниже падая в провода

 

***

а пока мы ровесники и пока

осторожна прямая речь

у антоновских яблок горят бока

перед тем как на землю лечь

 

под осенним туманом дичает сад

в ржавых бочках цветёт вода

отмахнувшись от яблок пускай висят

едут дачники в города

 

им уже безразлично когда и как

полетит золотой десант

от протяжного гула товарняка

до затоптанного крыльца

 

выходя из автобуса на Сенной

я однажды тебе скажу

что у каждого яблока за спиной

нераскрывшийся парашют

 

***

вечный турист запускающий дрон

пара таджиков старуха с ведром

вся твоя улица вкратце

непреходящий стокгольмский синдром

только уже ленинградский

 

в небе свинец а в ногах зеркала

вычисли тангенс шестого угла

чтоб на пяти не прощаться

строчка из блока коньяк из горла

это совсем не про счастье

 

по вечерам маяки сигарет

вместе с бронхитом за выслугу лет

в каждом замызганном сквере

осень даёт мерлезонский балет

камень становится зверем

 

стой не его ли ты кормишь с руки

так что внутри дребезжат позвонки

если приходит под окна

дома где медленно с красной строки

в нас заживают подонки

 

***

это что-то про нас

и зонты и зонты и зонты

говорить допоздна

попрощаться и не разойтись

 

безымянный тупик

неопознанный бар во дворе

и куда ни ступи

акварель акварель акварель

 

из веков берегов

вышли воды небесной невы

ну какая любовь

фонари да чугунные львы

 

и тоска по теплу

и бронхит и нетронутый чай

и ночной петербург

в листопаде с чужого плеча

 

***

по окончании сезона

моя мобильная френдзона

впадает в спячку до весны

отныне мы не двухколёсны

ночные братья или сёстры

осели в книжках записных

 

и дольше века длится осень

где перевод многоголосен

а стрелок вовсе отменен

где все маршруты через питер

и что-то снится на репите

из недосбывшихся времён

 

где прозревают горожане

от радуги над гаражами

и скоро

кажется вот-вот

под шум дождя через колонки

каштанов детские головки

пробьют гранитный эшафот

 

ты закрываешься стихами

трамваями грузовиками

а я безудержно живу

и только липы переростки

стоят на этом перекрёстке

за нас

ветвями в тишину

 

***

кондуктор курит на подножке

такой же рыжий как борян

рябиновые неотложки

летят к разбитым фонарям

 

четыре детства по трамваям

и только в пятом по любви

нас со стихами покрывали

нас со стихами берегли

 

в карманах ныло в окна дуло

коньяк не старился никак

а осень красилась как дура

бродила ноги в синяках

 

и целовались мы хамея

и отражались от стекла

и танцевала саломея

где анька масло разлила

 

у мироздания в наброске

смотри какие молодцы

светлановские недопёски

неопытные образцы

 

мы жили по диагонали

звуча открыто налегке

на каждом радиоканале

на каждой радиореке

 

не усреднённые огранкой

и логикой как таковой

пока ночная петроградка

несла трамвай сороковой

 

нам снова нечего бояться

нам снова нечего терять

я начинаю повторяться

ты начинаешь повторять

 

кондуктор курит на подножке

такой же рыжий как борян

рябиновые неотложки

летят к разбитым фонарям

 

***

выезжая за город обнуляешься на обочине

где над стылой речкой тихо звенят осины

а сорока трещит ундервудом вполне разборчиво

только невыносимо

беспородная осень вот она в октябре ещё

полной сволочью полной ересью полной чашей

листопад по случайным нотам идёт на бреющем

ну встречай же

остаётся только придумать определение

для того о чём ты только что догадался

но на каждой осине чапаев с лицом пелевина

декадансер

закачается небо

небо надменно синее

бесконечное журавлиное покрывало

говоришь что мол бывало невыносимее

не бывало

 

***

речное брюхо вспарывает катер

а маленький голодный дебаркадер

грызёт береговую полосу

пора сказать карету мне карету

и облетают чайки с минаретов

под гипоаллергенную попсу

 

и наступает парковая гуща

где истекает бронзой стерегущий

но славно продаётся анаша

здесь русский дух похмельно маргинален

чтоб не читать глаза в оригинале

надорванную память потроша

 

гони отсюда маленький возница

спи золушка пускай тебе приснится

что солнце опускаясь бьёт хвостом

немыслимо далёкий как юпитер

твой произвольный параллелепитер

оставленный за троицким мостом

 

 

 

 

 

10 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделитесь в соцсетях

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F