СОФИЯ НИКИТИНА-ПРИВИС. Легко ли быть добрым? Умно ли быть добрым?

07.09.2017

Алёна жила на третьем этаже. Через этаж, вверх, жила Люся, о которой ходили слухи, весьма туманные в своём происхождении, но утверждающие, что Люся женщина порочная и опасная. Алёну это всё мало интересовало. Она и Люсю-то еле помнила, если бы не потоп, который случился по Люсиной вине.

Люся пару лет назад умудрилась ночью затопить полностью четвёртый и частично Алёнин третий этаж. Проснулась Алёна в три часа ночи по малой нужде, на ощупь прошла к туалету, включила лампочку. Раздался звук, похожий на хлопок шампанского — это взорвалась лампочка, и на Алёну закапала сверху вода. Их заливает. Кто? Что? В три часа ночи!

Накинув халат на ночную рубашку, поднялась к соседям. Там уже крик.  Сосед Володя на высокой ноте спрашивал жену, где топор? И обещал эту суку гулящую, пьяницу, Люську сей же момент зарубить. Тревога поднята без Алёниного вмешательства. Она вернулась домой и приготовилась ждать. То ли расправы с Люськой, то ли прекращения потоков воды с потолка.

Тишину белой ночи прорезало глубокое контральто Люси. Она объяснялась с Володиной женой, крича ей со своего балкона вниз на четвёртый этаж

-Это же хорошо, что ё-рь остался ночевать! Прорвало трубу! Суки драные! А я же предупреждала! Славик всё перекрыл к одной бабушке ( адрес бабушки был указан довольно точно и витиевато).

— Блин! Так страдала, что в любовниках сантехник сраный! Что с него взять? А видишь, Светка, пригодился! Заходи, выпьем, отметим это дело!

Реакция Люси  Алёне даже где-то понравилась. Она не пошла к ней ругаться. Сама побелила потолок в туалете и при встречах стала не только здороваться, но и разговаривать с ней за жизнь.

Как-то Алёна шла к дому по дорожке, из окна висела Люська и энергично размахивала руками. Алёна поняла, что та машет ей: " Мол, зайди, умираю!"

Алёна проехала вместо своего третьего на Люськин пятый и попала к красиво накрытому столу. С икрой и шампанским. Вечер прошёл плодотворно. И потянулась такая необременительная фрагментальная  дружба домами.

Люся была у Алёны в гостях в новогоднюю ночь. Выпила литр водки и поразила Алёну своими обширными познаниями творчества Шекспира и Ахматовой.

А как-то Люся зашла к ней и трагическим тоном доложила, что ей срочно нужны серьёзные деньги. Алёна заволновалась. При сложившемся  родстве родстве душ отказать не представлялось возможным.

Деньги у Алёны были, но не весть какие. Всего двести пятьдесят евро. На карточке. Алёна сказала, что денег нет. Люся, выгнув в изумлении бровь, возмущенно спросила:

— Ты что не копишь деньги?

— Коплю.- вздохнула Алёна,- но мне не всегда хватает, и я из низ беру.

-Плохо.- Осуждающе мотнула головой Люся. Но мне срочно нужны деньги! Ты это понимаешь?

— Понимаю. Сколько?

— Мне надо триста евро!

-У меня только двести пятьдесят.

-Ну, вот видишь?- Люся поджала губы, как бы давая этим понять, что Алёнина расточительность её разоряет. Но согласилась взять двести пятьдесят на полтора месяца.

 Уже через месяц здороваться с Алёной  Люся перестала. Проходила мимо, оскорблено отвернув в сторону породистое  лицо.

Пока Алёна переживала и думала, как бы сходить к соседке, выяснить, какая такая чёрная кошка между ними пробежала, а заодно и уточнить дату возврата долга, Люся благополучно переехала в другой район.

А Алёна осталась без денег, которые складывала буквально по копейкам и с не тающим изумлением в доверчивом глазу.

Вот такая вот история. Думаете быть добрым легко?

 

16 июля. 2015 год. София- Привис- Никитина.

 

 

Брак по-итальянски.

Женщины… Какие мы все разные! Красивые и не очень. Стройные и полненькие, порой не в меру. Серьёзные карьеристки, заботливые мамочки, вздорные барышни, трепетные мечтательницы, вдумчивые подруги, страстные любовницы — всё это женщины. Все такие разные и такие одинаковые в своём стремлении любить и быть любимыми.

Об одной такой женщине я хочу рассказать. Буду называть ей просто: Женщина или Она, чтобы не будить возможных ассоциаций и не оправдываться потом, и не сожалеть о некоторых откровениях.

Так вот. Вышла замуж Женщина непозволительно рано, в восемнадцать. То есть, ещё не намечтавшись, не натанцевавшись и не навлюблявшись. Этих «недо» было столько, что из первого брака ничего не получилось.

Справедливости ради надо отметить, что краху раннего брака, кроме множества  «недо», способствовало ещё одно, но не « недо», а «слишком».

Она была как тайфун. Стремительная, быстрая, весёлая, влюбчивая, ранимая, добрая, обидчивая фантазёрка. И всё это «слишком».

Недолго пропорхав вольной пташкой, Она вдруг встретила его! Мужчину своей мечты. Страсти разгорелись нешуточные. Герой её мечты оказался ревнив, пылок, щедр и требователен. Так что страстями она была обеспечена с запасом, что и требовалось для её мятежной, ищущей души.

Они были красивой парой. На них обращали внимание на улице, в транспорте, в театре. А уж если выпало счастье посидеть в ресторане и там слиться в страстном танго, то все головы были свёрнуты в их сторону. Всё это тешило тщеславную душу Женщины.

В быту их называли итальянской парой. Что-то похожее на происходящее в  жизни героев Софи Лорен и Марчелло Мастроянни в их жизни присутствовало всегда. Муж был очень похож на знаменитого актёра, даже и красивей. Она, конечно, не была Софи Лорен – (эта планка недосягаема), но хороша была необыкновенно и способность к моментальному шикарному скандалу носила в себе лореновскую.

Драмы разыгрывались в их маленькой квартирке периодически — постоянно. Он уходил, она рыдала! Потом он рыдал, она не прощала! Затем шёл этап безумной любви. И так полных шесть лет.

На шестом году совместной и такой насыщенной жизни они решили узаконить свои, проверенные временем отношения, вступив в законный брак, который обещал стать итальянским.

В браке муж постепенно успокаивался и все эти: « Вернись! Я всё прощу! Не уходи! Побудь со мною!» стали отходить в преданья старины глубокой, что Женщину никак не устраивало. Глядя, вечерами, как муж лежит на диване в обнимку с детективом, Она медленно, но уверенно закипала.

И так Она себя уговорила, что муж к ней охладел, что стала придумывать всевозможные  рецепты возврата былого. Отношений, не освящённых скандалом, её душа не принимала.

И началось… Вот стоит Она в задумчивости у окна, поджидает мужа с работы. На плите наваристый борщ, в духовке подходит и румянится пирог, но скучно… Невыносимо скучно!

А муж был к ней щедр. Духи там, шубки, колечки- всё, чего душа возжелает. На очередной праздник душа Женщины возжелала телефон. Сотовых тогда ещё не было. Но уже появились первые радиотелефоны, с которыми можно было томно ходить не только по квартире, а даже выходить за её пределы. Диапазон действия связи – триста метров.

Она и выходила за пределы квартиры. Ну, во-первых, обязательно  шла в ближайший к дому магазин и оттуда звонила, приводя этим в ступор всю очередь у касс. Головы поворачивались к ней, даже кассирша забивала бить по клавишам. А Она в трубку ворковала, хорошо помня сценарии заграничных фильмов:

– Дорогой! Я забыла, есть ли у нас молоко? Да, и колбаски. Да, конечно, сервелат! Конечно! Да! Да! Целую.

Дамы, молча, накипали негодованием, мужчины млели, Женщина торжествовала победу!

Во-вторых, Она брала телефон с собой в ванную комнату и сидя в мыльной пене, разносила по подругам последние горячие новости.

Но я отвлеклась. И вот стоит Женщина у окна, по дороге быстрёхонько к дому чалит муж. Устал, проголодался, должно быть, но … Скучно! Она отпрыгивает от окна, подбегает вплотную к входным дверям, ждёт,  пока лифт содрогнётся, вознося к райским вратам ужина и спокойного семейного вечера её мужа, и заводит  разговор. Телефон, естественно, не включая.

– Нет! Нет! Нет! И ещё раз нет! Я не могу! Ты сошёл с ума! Сейчас должен вернуться муж! Ты обезумел!

Слышится свирепый визг проворачиваемого ключа, Она, как бы в полуобморочном состоянии шепчет- кричит:

– Я не могу больше разговаривать. Завтра на нашем месте!

Аки лев, врывается муж, и тут начинается действо:

– С кем ты только что разговаривала?! Я спрашиваю: с кем ты разговаривала?! На каком — «на нашем месте»?!

Женщина в смятении:

– Я? С кем я разговаривала? Да, с подругой я разговаривала! Что с тобой? Что ты разорался-то? Прям, дурак какой-то!

– С подругой?! С подругой! Я тебя сейчас вот этими руками…

И понеслось. Он в бешенстве, Она в упоении.

Орут. Она от него! Он за ней! Типа — убить хочет. Но всё заканчивалось, к счастью, страстным примирением и очень чувствительным освежением отношений.

А то станет вечером к окну. Муж на диване, смотрит какой-нибудь футбол- хоккей, а у неё такая тоска в душе, такая скука — хоть плач! И Она начинает у окна, якобы украдкой, производить руками жесты, даже для не посвящённого обозначающие, что под окном кто-то стоит. И этот кто-то покушается!

Муж вскакивает с дивана, как  ужаленный, Она в страхе и в ужасе отпрыгивает от окна. Начинается очередная серия итальянского кино. Он обвиняет, Она оправдывается и рыдает, но при этом пребывает в полном упоении. В полном упоении с ней пребывает весь подъезд девятиэтажного дома. Все ждут развязки. Вот, наконец, этот мавр прихлопнет эту шелугу, и дом опять погрузится в сонное существование хорошего добротного, где-то там даже респектабельного жилья.

Не дожидаются!  Они счастливо мирятся, и утром Она машет ему белоснежной ручкой с балкона, почти выпадая  за бортик от чувств.

А тут образовалась у Женщины поездка к подруге  в южный город. Как муж отпустил её в эту поездку- это отдельный разговор. Но отпустил.

Поездка прошла отлично. Любимый с детства город. Подруги, друзья, пляж, ресторан. Всё как у людей! Лёгкие интрижки — не более. До измен не доходило, надо ей отдать должное. И вот в последний день в любимом городе, Она чалит на главпочтамт (это, чтобы наверняка) и шлёт себе на свой адрес пылкое письмо от гипотетического поклонника.

Но Женщина не глупая, несмотря, что с прибабахом! Приличия соблюдены, честь при ней, но адресант, конечно, влюблён и пылает страстью безумной. И Она, хоть черты ещё не преступила и не погибла и верность соблюла, но  находится на грани. Чётко прописано,  конечно, то, что ждать в этом городе её будут до скончания века!

Женщина прилетает домой, привозит подарки мужу и родне. Соскучившийся муж, посвежевшая и отдохнувшая жена. Всё идёт замечательно. Но день на пятый приходит письмо. Муж достаёт его из почтового ящика, приносит домой и требует ответа. Что это за обратный адрес: Петренко Николай? Откуда он взялся? И всё в таком духе. В исступлении вскрывает конверт и читает. Она пытается выхватить у него письмо. Кричит, что, мол, это подло — читать чужие письма! Она уже рыдает!

И разыгрывается тысячная серия итальянского кино. Она визжит, он грозится убить! Жизнь продолжается!

Прошло много лет  после всех этих несуразных событий. Эта глупая молодая Женщина уже давно пожилая и спокойная, можно сказать, дама. Дама- это с натяжкой, но можно. Она нисколько не поумнела, кажется. Часто Она вспоминает молодую Женщину. Эту весёлую и неугомонную авантюристку, которая привнесла в её трудную женскую жизнь столько неожиданных, хотя и несколько скандальных праздников.

Иногда. Редко. В память об этой женщине. Она становится у окна и производит упреждающие жесты, адресуя их кому-то, не существующему за окном. Муж вскакивает, если можно так выразиться, и кидается к окну, приволакивая левую ногу. Он кричит и требует правды! А Она стоит и оправдывается, не в силах убрать с лица счастливую улыбку.

Ну, а что вы хотите? Дурочка! Такая же, как и все Они — Женщины. И как не снять для них заключительную серию итальянского кино?

 

Какого рожна?

Эта история произошла много лет назад. Я тогда работала приблизительно в километре от своего дома. Транспорт как-то не вписывался в мой маршрут на работу. Надо было куда-то в противоположную моей работе сторону уехать, потом перейти дорогу, пересесть на другой автобус, обогнуть петлёй полгорода и, в итоге, остановиться за пол остановки от работы. Логике такой маршрут не поддавался никакой. Так что каждое утро и вечер  я имела себе небольшой, полезный для здоровья променад.

Голова работала в пути на полную катушку. И это-то я сделаю, и того-то я прищучу, а этой так прямо и скажу…

Но в мои такие умные и смелые планы на будущее внезапно ворвалась одна интересная семейка. Выходила я на работу, можно сказать, с рассветом. И вот иду я по дорожке вся в думах, в начале дум. До кровавой развязки ещё не дошла. А навстречу мне идёт молодица необыкновенной, волшебной красоты. Идёт себе, не спеша, периодически выгибая спинку и растягиваясь в полную длину на стройных лапах. Сама вся в полоску. Чёрно-серую. Белая шейка, белые сапожки, такие же белоснежные перчаточки и, конечно, глаза. Два изумрудных блюдца. Я за ней глазами послеживаю.

Вот она остановилась у бровки дороги и начала наводить марафет. Потому, не понятно: она туда или оттуда. А время такое, что можно и оттуда, но и туда ещё сходить успеешь. Большого греха не будет.

И тут тигром на дорожку нашу мирную выскакивает котяра- великан. Осанистый такой! Серьёзный. Основательный мужчина. И давай на неё ругаться! И такая ты и рассякая! И где тебя черти носили? И – марш домой!  А эта смотрит на него виновато и нагло одновременно. Мол, ни в чём я не виновата! Из библиотеки иду! И обвинения ваши необоснованны! Он весь взъерошился и хрясть ей по роже. Она в сторону отпрыгнула и стоит, не убегает. Понимает, видать, что будет ещё хуже.

Долго он ещё её ругал, по мордам в перерывах лапой давал, а потом стал боком на неё наскакивать, к дому двигать. У них там видать, место прописки было.  Это было ещё в то благословенное время, когда подвальные окна не были варварски заварены. И в каждом подвале была своя коммуналка, семьи, дети.  Жили со своими страстями, склоками, дружбами,  любовями. Всё, как у людей. А иногда и лучше, честнее. Двигал, двигал, да так до подвальной их квартиры и препроводил. Там она у него уже быстро, кубарем в окошко по месту своего проживания скатилась.

Подивилась я чудесам таким. Всё как у людей! Причём и интонации, взгляды, жесты и, главное, страсти. Шла на работу вся в злорадном веселье, вспоминая подобные случаи из жизни своих знакомых.  Про себя не вспоминала. Ежу ясно же, что сама я никогда и ниоткуда, и ни за что, и в голове не держу!

Дня через два иду по той же солнечной дороге, навстречу чалит Мурлин Мунро. Солнце светит, птички поют, и я так понимаю, домой ей не особо-то и хочется. Вернее, она бы и пошла, может, но есть ещё неохваченный сектор. Тут опять этот Отелл Отеллыч на пути, и всё у них по регламенту.  И опять он её уже не подталкивает, а просто кубарем в родной дом катит.

А тут как-то иду по дорожке, опять же поутру, и Мурлин опять мне навстречу. Походка от бедра, глаза сияют, о доме в башке, видно, что и мысли не держит. Уже со мной поравнялась.

И тут я начала с ней беседу. И как не стыдно? Молодая, красивая баба и шаландаешься! Муж тебя по всему району ищет! Так разве порядочные женщины поступают?(Я про порядочных женщин от бабушки и мамы очень много знала, потому аргументы у меня были железные). Эта мордаху на бок склонила. Слушает. Глазками: « хлоп, хлоп», типа: « Не виновата я, что такая во мне красота поселена нечеловеческая! И что вы все ко мне привязались?»

А я опять ей поучительные истории из жизни порядочных женщин. И домой настоятельно рекомендую. Мол, прийди, дура, пока он тебя ищет, займись делом. Мол, и не уходила я никуда, и жду тебя здесь, любимого. Дети ведь есть, наверное?

Она головку на другой бок склонила и как бы вздохнула, мол: есть!

Ну вот! Иди к детЯм! Помой, обиходь, мышек пару на обед поймай мужу. Он придёт, а ты вся в хлопотах, аки пчёлка. И будет в доме мир да тишь и гладь.

Слушала она меня, слушала, головкой красивой вертела и потелепала… Гляжу — к дому. В окошко «юрк»! И пропала. Я на работу скачу — душа поёт! Как же? На путь истинный грешницу наставила. Небось там приборку делает, мужа ждёт…

Щас! Через дня три он опять её уже по лужайке к дому катил и матерился на неё сильно.

А через пару дней, когда нас с мерзавкой на узенькой дорожке опять судьба  свела, Мурлин от меня, как от бандита с ножом умчалась.

Вот я тогда и задумалась. Зачем я влезла-то? Может именно такая Мурлин этому Отелле и нужна? Только с такой он полноту жизни и ощущает. Ему же надо, чтобы его дурачили, мучили. А он бы уличал, узду напрягал и по башке давал. То есть, именно такое выстраданное неправильное счастье он себе выбрал. Мужик ведь. А разве кто когда угадает, какого рожна им, мужикам, надо?

Февраль 2017.

 

3 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделитесь в соцсетях

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F