ОЛЕГ ПИЛЮГИН. Отрекись от реки…

01.12.2015

Отрекись от реки, что звенит бубенцом,
отрекись от строки с полнозвучным концом;
отрекись от щеки, что прижалась к щеке,
отрекись от руки, что осталась в руке;

отрекись, вопреки всем обетам своим,
а себя обреки на пожизненный грим;
и комочком сожмись под обвалом годов, —
если ты эту жизнь защитить не готов.

Ибо, значит, любить, и жалеть, и желать,
и пером бороздить эту белую гладь
ты не вправе, и ложь за спиной у тебя…
а не можешь — ну что ж: отрекись от себя!

Прорастают зерна
И вредом, и благом:
И травою сорной,
И полезным злаком.
Но земле неможно
Выбирать, кто краше,
Ибо в чем-то ложно
Предпочтенье наше:
Свет увидеть вправе
Всяк, пустивший корни —
Всех она направит,
Всех она накормит…
Умирают люди
Просто так и РАДИ,
В чистоте и в блуде,
В суете и в правде.
Кто сирот оставит,
Кто — сквозняк из двери…
Но земля не станет
По-земному мерить:
Отличить не сможет
Труса от героя —
Всех она уложит,
Всех она укроет…

ОДИНОЧЕСТВО

Несколько раз за окном проезжала машина,
Несколько раз принимался гудеть холодильник.
Лифт поднимался, и вновь опускался, и чинно
Тщетные миги отсчитывал громкий будильник.
Что ты морочишь, квартирная, скверная пустошь?
Щелкнут обои в углу… Заскрипит половица…
Трубку поднимешь — услышишь гудок — и опустишь.
Виснут в пространстве секунды, и время не длится.

* * *
Наконец, недоволен
Не вчерашним застольем,
Не сегодняшней болью
И не завтрашней тьмой,
И не тем, что на раны
Мне посыпали солью —
Недоволен — до боли —
Недоволен собой.
Если помните, это —
Наподобие ветра,
Что не лечит, а хлещет
Ледяною крупой,
Что проклятия мечет,
Заглушая ответы…
Но один ты — ответчик
Пред своею тропой.

МОЯ «ЦЫГАНОЧКА»
Что-то струнка дребезжит
В недрах мироздания —
Убежать за рубежи
Своего сознания!
Я не мальчик, не пижон,
Но мечтать охота:
Может, там, за рубежом,
Тоже будет что-то.
Может, там, за рубежом,
Солнце светит вдвое,
Да еще, поди, при том
Небо голубое.
Может, там есть чей-то взгляд,
И трава не мята,
Птицы свищут, и стоят
Сосны и три обхвата,
И пьянеет голова
Там от медуницы,
И доносятся слова
До парящей птицы.
Там не страшно в вышине,
И не тошно снизу…
Да никто не выдаст мне
Выездную визу!

Эх, раз, еще раз —
Из Тамбова в Арзамас.
Освещу свой скудный путь
Я мечтой иною:
Все помрем когда-нибудь —
Дело наживное.
Вон, гудят грузовики,
Поджидают встречи:
Бац! — И речи, и венки,
И в изножье свечи.
А за этим рубежом,
Может, хоть порою
Солнце светит, и при том
Небо голубое.

ВЕТРОГРАД
Ну что, мой Ветроград, — откуда ветер дует?
Ты рад или не рад чужим ветрам?
(Мы из дому выходим по утрам,
Нас направленье ветра не волнует).

А ты все ловишь, напрягая стан,
К Неве навек прикованный цепями,
Обрывки речи чужедальних стран,
Отведать хочешь лондонский туман
И подышать пустынь сыпучими зыбями.

Мне навертели столько всяких врак
Про город мой — но наважденье длится,
Как будто он затянут в узкий фрак
(Иль фраком кажется потрепанный пиджак?) —
И роза всех ветров в его петлице!
2
Зимний день суров и лапидарен —
Словно бы не от щедрот подарен,
А, поскольку все-таки живем,
Выдан каждому скупым пайком;
Словно бы по карточке получен
Невесомый, как довесок, лучик —
Но поэтому и дорог он,
Жизни воробьиный рацион.
3
Синева, и Нева, и неважно,
Что навязаны сухостью рта
Те созвучья, которых отважно
Избегали иные уста.
Что сказать мне и Миру, и Граду?..
Как соблазны молчанья сильны.
Если Город не примет награды,
Ну, а Мир не признает вины!
4
— Слушай! Стоит ли игра Свеч,
Если свечи до утра Жечь,
А потом, зевнувши всласть, Лечь
И забыть, о чем велась Речь?
И достойна ли игра Слов,
Если слово не доро¬сло
Ни до стона, ни до сты¬да?..
— Развели уже мосты?
-Да.
5
Из дома выйдя поутру,
Себе поведаешь без фальши:
Клочок бумаги на ветру
О щеку жесткую асфальта
Шуршит. Оскомина во рту
От недосыпа с перекуром,
И день, похоже, будет хмурым,
И слышно осень за версту.

ВЛАДИМИРУ ВЫСОЦКОМУ

«Таганки» крутые подмостки.
Неистовый Гамлет московский —
Непризнанный, изгнанный принц…
Но занавес смерти так скоро
Всех в яму столкнет без разбора —
Хоть в землю руками упрись.

Столкнет в обнажено-сырую
Открытую рану земную,
И снова отхлынет, безлик…
Я нынче у смерти ворую
Твой сорванный временем крик…

Он, словно моторы для взлета,
Предельные взял обороты,
И бой, как мольба, дребезжит
Натруженной струнной резьбою…
Но ты не вернулся из боя —
И, словно гортань от пробоин,
Прострелено пленка шипит.

За спешкою и кутерьмою
Не Дания — данность тюрьмою
Предстала… Так «быть иль не быть»?
Считать ли, ей-богу, за благо,
Что время собачьей облавой
По-волчьи заставило выть?..

Ах, этот мне год високосный!
Ах, этот мне путь перекосный!
Высокий кассандрин костер!
Но кто-то уже сквозь забвенье
Признал раскаленное пенье,
Твой крик и твое нетерпенье —
И старую пленку не стер.

МОСКВА. 1916
По Москве гуляли Осип и Марина —
Словно их не ждали даль и боль пути.
Все сады Тарусы и твердыни Рима
Будто обвенчались в этом забытьи.

По Москве бродили Осип и Марина,
А Москва бродила молодым вином,
Заново взыгравшим в амфорах старинных —
И зачем вам было думать об ином?..

Плавал звон соборный в вышине орлиной,
И Поэта кудри целовал Поэт…
Запасайся, Осип!
Впрок бери, Марина!
Веку скоро минет
Все семнадцать лет.

***

Меру всему утверждая, Вершится гомеровский эпос:
Встала из мрака младая С перстами пурпурными Эос.

Все гелиосово стадо пасется под небом, и Скилла
Также бессмертна, но надо с ней смертным помериться силой.

Гнев ли воспеть Олимпийца, иль дом свинопаса простого?
Влагою терпкой упиться! Бросить крылатое слово!

0 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать
*
  1. С. Колокольцева на 17.12.2015 из 23:25

    Редкие и по смысловой насыщенности и по звучанию стихи. Очень талантливый поэт.

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделитесь в соцсетях

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F