ЯКОВ ЦЕМЕЛЬ. Нам сказали, что в среду начнётся Война.

21.10.2015

 

Притча о Войне

Нам сказали, что в среду начнётся Война,
А сегодня четверг… Лишь неделя одна
На разлуки и сборы осталась.
Мы сидим неподвижно, забыв про дела,
И холодным свинцом наполняет тела
От дорог предстоящих усталость.

Нам сказали, что это гуманно вполне –
За неделю узнать о грядущей Войне.
Будет время отвыкнуть от Мира:
От диванов, романов, цветущих садов,
От накрытых столов, от обилия слов,
От отдельной души и квартиры.

С детских лет нас к себе приручила Земля.
Есть у каждого Яблоня, Дом и Семья,
А теперь с ними нужно расстаться.
Мы глядим друг на друга… Нам трудно понять,
Почему Этот Мир мы должны потерять
И по чуждому строем скитаться.

Нам сказали: «Другие сейчас времена.
Ожидает нас в среду Другая Война,
И она неизбежна, как Осень.
После Буйного Лета трудов и утех
Жить в Гармонии Строгой научим мы всех
И Плоды свои лишние сбросим».

Как послушные дети великой страны,
Всю неделю чертили мы Планы Войны
И в блокнотах, и в собственных душах.
Отказались мы ради походных идей
От вчерашних забот, от вчерашних друзей
И от самых любимых игрушек.

А во вторник, когда мы забыли почти
О потерях своих и готовы пойти
Были в ночь на арены сражений,
Нам сказали: «Войну удалось отменить.
Можно скатерть достать, и друзей пригласить,
И детей посадить на колени».

Нам сказали: «Забудем пока о Войне,
Потому, что Гармония в нашей стране
И без яростных битв воцарится.
По прогнозам, Погода нас не подведёт –
Всё ненужное мирно с Ветвей упадёт
И в Остывшей Траве растворится».

Мы застыли в прихожих, не в силах понять,
Почему Прежний Мир нам в боях не менять,
И вокруг огляделись с испугом…
К нам, хозяйкой, пришла Отчуждения Мгла,
Размывая слова, размывая тела,
Не давая коснуться друг друга.

Мы очнулись… Как жить нам теперь на Земле –
Постараться спастись, уцелеть в этой Мгле,
Подчиняясь законам Погоды,
Или, двери раскрыв, в Мир Непрежний вступить,
обреченность и страх за порогом забыть
И свершить труд нелегкий Исхода.

Мы пошли через Мглу к позабытым Садам,
К величавым Деревьям и спелым Плодам,
В вязкой плоти её утопая.
Мы часов и шагов не считали в пути,
Продолжая к намеченной цели идти,
Спотыкаясь и снова вставая.

Постепенно бледнела и таяла Мгла,
Узнавались друзья, вспоминались дела,
И глаза незаметно теплели.
Исчезали следы от свинцовых оков…
Среди Лишних Деревьев и Лишних Плодов
Мы, задумавшись, молча сидели.

Старец

Раздались дни мои, pаздались.
Их глубину и тишину
Постиг я. Мне теперь достались
Покой и Вpемя. Я тону
В огромных сутках. Словно в детство
Шагнул я вновь издалека.
Долги и планы, что в наследство
Я получил, как облака
Растаяли. Свежеет ветер,
Певец прозрачности, и вот
Протяжнее стал Свет, и вечер
Отодвигает свой приход
Всё дальше. Что со мной случилось?
Недели близятся к годам,
Часы к неделям. Изменилось
Движенье Маятника там,
Где я теперь… И та минута,
Которую к исходу Дня
Приму я, станет вдруг как будто
Вся жизнь cо мной и без меня.

Баллада о Белом Карлике

Белый Карлик идёт по высокой траве,
По дорогам просёлочным, по городам.
Шапка с белым пером на его голове,
С белой курткой смешалась его борода.

На вопрос, как нашёл он дорогу сюда,
Белый Карлик не смог бы ответить и сам.
Знает только, что это его города,
Что идёт по своим он зелёным лесам.

Помнит он, что здесь белые были поля
И такие, как он, жили тут существа.
Где теперь пассажиры его корабля?
Почему Белый Век на земле миновал?

Разноцветные звёзды касаются крыш.
Всё такое большое. А вдруг это сон?
Нет, похоже на явь. Удивительно лишь,
Что никем не замеченный странствует он.

Не бросает никто любознательный взгляд
На фигурку его в белой шапке с пером.
Люди мимонавстречу привычно спешат
По потрёпанным лентам знакомых дорог.

Так и бродит задумчиво сам по себе
По цветущим и по обгоревшим местам
Белый Карлик незримый, но в каждой судьбе
Перемены большие случаются там,

Где остались следы его. Раны Земли
Покрываются кожей зелёной травы,
Вырастают дома из золы пепелищ,
Снова слышится шелест деревьев живых,

И находятся дети. Спешат по домам,
По утрам в свои школы, как прежде, идут.
Растворяется серый тяжёлый туман,
И на клумбах вокруг георгины цветут.

Георгины цветут… Но уходит тепло,
И листва, опадая, зовёт снегопад.
Вот и первый сугроб у крыльца намело,
А снежинки летят, а снежинки летят,

Словно те позабытые им корабли,
На которых ходил он когда-то давно.
Белый Карлик присел. То вблизи, то вдали
Силуэты их мчатся, как в старом кино.

Улететь или здесь холода переждать,
Затерявшись в сиреневой мгле ледяной,
Белый Карлик не знает. И нам не узнать,
Что же будет весной, что же будет весной.

Наследник

Где ты, трудов родительских наследник?
Ступеньки. Тёплый двор. Калитка. Лес.
Разумных Трав беспечный собеседник,
Опять в их мире сказочном исчез.

И принял Лес тебя. И покачнулись
Зелёные его колокола.
И Травы, как стрекозы, встрепенулись,
Направив ввысь прозрачные тела.

И лишь полёт. И только чудо роста.
Власть солнца. Океан живой листвы,
Где всё течёт естественно и просто
Для посвящённых в таинства Травы.

Что здесь Добро и Зло? Два отголоска.
Два отблеска тех гроз, чей страстный хор,
Пророкотав по шумным перекрёсткам
Людских дорог, продолжит разговор

Над Лесом. Смолкнет, растворится где-то
И позабудется страною Трав.
Но не тобой. И на исходе лета
Наступит расставания пора

С друзьями твоего босого детства.
Калитка. Тёплый двор. Крыльцо. Наследство.

Пошли, Господь, нам полный двор тумана

Пошли, Господь, нам полный двор тумана,
Закрась прямые линии и клетки.
Размытые серебряные ветки
Пускай заглянут в окна утром рано.
Пошли, Господь, нам полный двор тумана.

Закрась прямые линии и клетки
Просторов наших. Не жалей стараний
Творцов ступеней, рубежей и граней.
Их сети утопи, сотри их метки –
Закрась прямые линии и клетки.

Размытые серебряные ветки
Ты подари деревьям-исполинам.
Поклонимся невидимым вершинам,
Чьи тайны приоткрыли нам соседки –
Размытые серебряные ветки.

Пускай заглянут в окна утром рано
Деревьев клинописные страницы.
Ожившие неведомые птицы,
Что собрались в языческие страны,
Пускай заглянут в окна утром рано.

Пошли, Господь, нам полный двор тумана –
Живительного молока земного.
В минуты скорби дай напиться снова
Из этого бездонного стакана.
Пошли, Господь, нам полный двор тумана.

Памятник Маятнику

Памятник
Маятнику!
Памятник
Маятнику!
Открывается
памятник
Маятнику!
Мы стали свидетелями
небывалого достижения!
Наш Маятник достиг
наивысшего положения!
Он сфотогpафиpован в бронзе
и замеp навеки.
Уpа! Мы больше не будем страдать!
Исчезнут калеки!
Исчезнут аптеки!
К нам не веpнутся
сомнения и пороки!
Прощайте, пророки –
окончены уроки!
А вокруг памятника
мы устpоим чудо-паpк
С голубым небом и фонтанами.
Нам будет чем гоpдиться
перед другими стpанами.
Наш Маятник станет
на весь миp знаменит.
Он всегда
смотрит
в Зенит!

Стеклянный мальчик

Стеклянный мальчик-созерцатель
Стоит на полке у окна.
Лучей прозрачных собиратель,
Играет с ними допоздна.

Цветные отблески бросает
На стены и на потолок.
Потом их ловит, преломляет,
Запоминает, как урок…

К исходу дня тускнеют краски,
Но не теряет облик свой,
Свет излучая, словно в сказке,
Кусочек радуги живой.

Как будто среди книг весомых
Есть невесомая одна,
И в этой книге незнакомой
Вся наша жизнь отражена.

Планета Неземля

В другом конце вселенной есть планета,
Которую нам видеть не дано.
Там Неземля, Несолнцем обогрета,
Вершит свой путь… Так было решено

Создателем, и договор свой с Ноем
Он нарушать не стал, хотя народ
За Башней Башню горделиво строил
И умножал грехи из года в год.

Людей не изменить вторым потопом…
Не лучше ли всё сотворить с нуля.
Так появилась (вот что значит опыт)
Прекрасная планета Неземля.

Леса шумят. Цветы благоухают.
Сияют звёзды сквозь ночную тьму.
Животный мир хлопочет, бед не зная,
В природе, что благоволит к нему.

На той планете Дерева не сыщешь
Познания Добра и Зла. На что
Его сажать, когда такую пищу
Здесь не захочет пробовать никто.

Под утро птичьи звонкие напевы
Придут на смену мирной тишине…
Планете не нужны адамы, евы,
А их потомки не нужны вдвойне.

Портрет

Ты рисовала свой портрет
На чистом ватманском листе…
Сперва возник неяркий свет,
Потом на смену пустоте
Явилась степь. Кругом лишь снег
И белый воздух до небес.
Но карандаш продолжил бег,
Покров таинственный исчез,
И вышло солнце. Всё ясней
Под снегом виделась земля,
И стали возникать над ней
Сухие стебли ковыля.
Он показался из снегов,
Что шли здесь сотни тысяч лет,
И из его простых штрихов
Ты начала творить портрет.
Ты доставала свой портрет
Из той бездонной глубины,
Где нет тепла и красок нет,
Но есть предчувствие Весны,
Как нежный отдалённый звук
Той флейты, что зовет оркестр.
И он откликнулся. Вокруг
Всё вздрогнуло. Из разных мест
Мелодии взлетели ввысь –
Травы, цветов. В пылу игры
Они в тугой клубок сплелись,
Рождая смерч, рождая взрыв
Сильнее ядерного. Так
В степной неведомой глуши,
В пространстве твоего листа,
Произошёл исход Души.
Но не зеркальной, а другой,
К которой ты всё время шла
Сквозь суету, махнув рукой
На повседневные дела.
Смела, наивна и чиста
Она явилась в этот свет,
Отбросив скорлупу листа.
Возврата нет. Возврата нет.

Дети в раю

Четыре ребёнка сидят на траве.
Вокруг — Божий сад красоты необычной.
Беспечные птицы резвятся в листве
И к ним на ладони садятся привычно.

Четыре ребёнка, обнявшись, молчат.
Отложены крылья, задумчивы лица…
Лишь «птичьи часы», вразнобой щебеча,
Их вечного детства листают страницы.

Ожидание Весны

Здесь леса по плечи занесены,
И дома белеют, как валуны.
Нам бы только пеpежить те снега,
Нам бы только дотянуть до Весны.

Здесь заветные людские слова
В снег заpылись, будто тетерева,
И мечты имён лишились своих,
Как утратившая ветви листва.

А под настом бабы и мужики
Понаделали ходы-тупики…
Нам бы только дотянуть до Весны,
До разлива позабытой реки.

До поры, когда потоки воды,
Обращая в хлябь сугробы и льды,
Увлекут их в бездны дальних морей,
Где исчезнут прежней жизни следы.

Все когда-то мы водой рождены –
Не страшит нас буйство пьяной волны.
Нам бы только пеpежить те снега,
Нам бы только дотянуть до Весны.

Праздник Год

Сегодня праздник Год,
А завтра праздник Лес,
А послезавтра праздник Птица.
Она сквозь снег стрелой помчится,
Сшивая гладкий шёлк небес
И книг берестяных страницы.
Сшивая хлопьев хоровод
С прозрачной пустотой бесснежья,
Безвременья и безнадежья…
Но это позже, а сейчас
Лес призрачный закрыт для нас.
Его границы недоступны,
Святая Птица неподкупна,
И лишь часов привычный ход
Нам этот вечер обещает…
Мы за столом, мы отмечаем
Весёлый праздник – праздник Год.

0 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделитесь в соцсетях

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F