ДАВИД ЧИХЛАДЗЕ. Баллада об Александре Гальпере.

20.10.2015

        Большим культурным достижением начала прошлого века было то, что в Тбилиси приезжали и гостили русские поэты авангардисты и футуристы. Они встречались со своими братьями, устраивали совместный балаган и открывали перед грузинскими поэтами неизведанные дороги и новые горизонты мировой поэзии. Но и с этой стороны их встречали поэты не хуже – грузинские символисты и дадаисты, поэты ордена «Голубых рогов» — Галактион и Тициан Табидзе, Паоло Ияшвили, Валериан Гаприндашвили, Колау Надирадзе, Илья Зданевич и другие. Гастралирующий диван, Гастрономический манифест картофеля, эта историческая традиция возрадилась вновь в 2015 году. В Тбилиси побывал русский авангардист поэт Саша Гальпер. Но в этот раз уже не из Украины или России, где он родился и провел свою молодость, а из Америки, из Нью-Йорка, из Бруклина, который он вместе со своими коллегами называет «Бруклинской Сибирью». Только лишь эта разница стала бы большим вызовом для поклонников славных поэтов прошедших времен. Знаменательным было также то, что в этот раз ни о каких дорогах и ожиданиях не было и речи. Советский Союз, с надеждой большей свободы для искусства, давно распался и унес с собой традиции таких гастролей и балаганов. Именно поэтому приезд авангардиста поэта Саши Гальпера никто не ожидал. Авангардистская богема Тбилиси оказалась в забвении, и её заменили различного рода инфальтивные литературные конкурсы и дегустации грузинских вин, изготовленных на европейский лад. В отличие от русских футуристов Сашу Гальпера встретил поэтически мертвый Тбилиси, ужасное наводнение с жертвами людей и не в чем неповинных животных, а также город без присущих городу характерных черт.
Для современного русскоязычного поэтического контекста Саша Гальпер является знаменательной фигурой, поскольку он прекрасно знает те культурологические знаки, которые необходимы для видения современности и его точного и адекватного отображения. После распада Советского Союза единственная вещь, которая все ещё связывает Грузию и остальные бывшие Республики — это схожесть в культурологическом развитии. Не имеет значение переедиш жить из Украины в Америку или сделаешь попытку установить в Грузии американский образ жизни, результат будет один и тот же – у грузинского и русского поэта будет много общего и их мысли и разговорные конструкции будут во многом понятны им обоим.
Итак, Сашу Гальпера авангардисты в Грузии не встречали и он об этом прекрасно знал. Встреча с ним состоялась в историческом здании Союза писателей, которое пару лет назад перестроили в Дом писателей. На встречу с ним собралось два десятков людей. Мы все думали, что после распада Советского Союза свободы и иноваций будет побольше. Но на самом деле мы предпочли поэтическим поискам иные вещи. Так что же такое мы выбрали, спрашивал Гальпер. Кратко говоря, мы остались беззащитными и испуганными людьми (здесь я не имею в виду только Грузию). И поэтому вместо эстетических идей и идеалов мы выбрали комфорт и   Супермаркеты замороженных продуктов.
Уже много лет тому назад Саша Гальпер догадывался, что поэтического величия больше нет. Вместо него мы имеем объекты быстрого питания Fast Foot, которые многим людям наивно кажутся истенными проявлениями поэзии. Разве нужны нам эмоционально страшные Ашурские баяты, когда существют Wi-fi, кондиционер, полный калориями Big Mac и тупое удовлетворение полученное от них.
Поэтому Саша Гальпер не лукавит когда говорит, что собирается создать поэзию из этого Fast Foot. Эти настроения не должны быть чужды для американских эмигрантов, так как это явление американское и у него есть идиоматическое название couch potatoes (диванный картофель). Это значит, что для современного западного человека является постыдным и неубедительным разговор о высоких материях, в том числе о поэзии и даже о политике. Их вполне устраивает сидение перед телевизором на диване с пачкой чипсов. Это есть то единственное, о чем молодой не старомодный американец может говорить, потому что обо всем другом уже сказано.
Это и есть прототип Саши Гальпера — couch potatoes (диванный картофель). Он с этим вообще не борется, не насмехается, а напротив, вполне принимает его, как современное неизбежное постмодернистское и иконографическое проявление. Ведь так скучно укорять таких «морально разложившихся» людей, поскольку это является худшим проявлением морального падения обвиняющих. Сегодня поэту не нужен ни рупор, ни трибуна. Ему остается только кушать, и если не лениться, мимолетная земная любовь тоже возможна, и то если как Fast Foot будет мгновенно доступна.
Вот например:
Не думайте, что любовь это сушеная колбаса
или вонючая селедка,
и не арбуз, покрашенный тяжелыми пятнами.
Любовь – это французский суп из лука
киевские котлеты, тающие во рту
незабываемые сибирские пельмени
Вот где виден оптимизм Саши Гальпера: любовь – это не колбаса, но котлетой она все таки оказалась. В Америке я бывал 27 раз и несколько раз встречался с поэтами, среди которых творит Саша Гальпер. Они издают журнал «Новая кожа». В его ранних изданиях при содействии Шота Ияташвили печатались современные грузинские поэты. Редактор журнала — друг Саши Гальпера поэт Игорь Сатановский. Его хорошо знают в Нью-Йорке и в Москве. Однажды, при подготовке одной из таких публикаций Игорь спросил меня – как бы я описал в двух словах современную грузинскую поэзию. Я постарался что-то объяснить. На этот момент ничего подходящего у меня не было. Но оказалось, что он сам довольно хорошо разбирается в ситуации.

          Он повернулся ко мне: — Я расскажу тебе каким может быть современный грузинский поэт. Мне кажется, что ему доставляет большое удовольствие спать в парке или баре, как бездомному и хиппи былых времен. Это для него является жестом свободы. Под рукой у него какой нибудь томик Ролана Барта (француский критик, современник хиппи и основоположник семиотики семидесятых годов). А его стихи полны призывов к освобождению. Что тут поделаешь. Это его неожиданное заявление было абсолютно верным. Потом он попросил меня сравнить их с русскоязычными поэтами, с которыми я познакомился в его окружении. Они собирались в Бруклине: Игорь Сатановский, Михаил Магазиник, Дмитрий Ромедник и другие. В некотором роде они были поэтами циниками и в своих стихах они насмехались над всем вокруг. Из этого следовало, что они насмехались и над самой поэзией. Но что являлось настоящей эстетической целью? Они создавали антипоэзию, но без лишних лозунгов и патетических возгласов, а с помощью красивых и изящных смысловых и формальных строк. Именно таким мастерством и изяществом они пытались спастись как поэты. Поэтому, их современники бюргеры  сумасшедшими их не считают. Ведь для американских couch potatoes сумасшествие является, лишь, признаком старомодности, когда не знаешь, что ты должен иметь личного психиатра. И правда, зачем нужны такие футуристические стихи, когда есть такие веселые и лаконичные американские идиомы, как, например, couch potatoes?! Разве цинизм, лаконичность, бутафорическое веселье, гастрономическая поэзия и путешествие самолетом не являлось целью футуристической поэзии, к чему Маринет и Чичерин так стремились?
Саша Гальпер поэт гастролер, который путешествует не по разным странам, а по различным столовым, ресторанам и кондитерским. Это на его личной карте путешествий самые дорогие и святые пункты. Только для них он может покинуть свою домашнию кухню. Он хочет воспевать пищу и в этом нет ничего плохого. Вспомним один очень старый литературный памятник, сборник святых индийских письменностей, которые называются упанишады:
Я пища (я объект)
Я пища, я пища!
Я потребитель пищи (я субьект)
Я потребитель пищи, я потребитель пищи!
Я поэт (тот, который эти две вещи объединяет)
Тайтирия упанишада
Невероятно, но этот обширный и очень сложный по метафизическому построению религиозный трактат (Тайтирия упанишада), где ищут смысл жизни и назначение человека во Вселенной, неожиданно з     аканчивается вышеупомянутыми словами. Из этого следует, что в поисках высшей истины Саше Гальперу точно помогла сеть ресторанов Бургеркинг и Макдональдс. В этих ресторанах, предназначенных для скучных мещан, Саша Гальпер провел много времени, потратив по 10-15 долларов за многоэтажные бургеры и ледяную кока-колу. Здесь он постиг смысл жизни. В чем же этот смысл? В поедании жирной пищи и затем её воспевание для того, чтобы поэт мог показать другим, как хороша жизнь.
Точно такими словами начинается филосовская книга двух авторов «Анти-Эдип: Капитализм и шизофрения (Ж.Делез, Ф.Гваттари). Но здесь больший акцент делается на то, что мы тоже являемся пищей для кого-то, а не только потребителями. Для понимания этих сложных философских постулатов представлено 28 очень простых фотографий.
Во время эпидемии цифровой фотографии, которая чуть ли не заменила биологическое потребление пищи, мы наслаждаемся не истинным общением, а подобными фотографиями. Точно также нашими фотографиями наслаждаются другие, не выходя из дома. Культура картин служит простоте. Даже самые знаменитые рестораны для более четкого и ясного восприятия размещают на своих фасадах меню в виде фотографий. Иногда для достижения таких же целей книги Саши Гальпера принимают форму комиксов. Такой книгой является его «Трубка», на обложке которой черно-белыми штрихами изображен Макдональдс, а сама книга оформлена маленькими веселыми картинками, которые описывают Нью-Йоркские приключения поэта Саши Гальпера. Все это существовало и во времена Маяковского. Как раз в то время авангардисты художники и поэты начали рисовать стенгазеты. Кто бы поверил, что Саша Гальпер не ностальгирует об СССР? Тогда почему одна из его книг называется «Рыбный день», а не, например, «День рыбного филе», как одно из блюд «File-o-fish» в Макдональдсе. Рыбный день на советском языке обозначал четверг. По традиции в этот день общепит всего Союза красовался рыбными блюдами. И почему с опозданием в сто лет он приехал в Тбилиси с поисками символистов, когда объекты общепита есть во всем мире?
То , что Саша Гальпер искал в Тбилиси на самом деле он привез с собой – авангардное устремление поэзии. В мертвой жизни литературного Тбилиси его визит останется крайне странным событием, поскольку какой здравомыслящий поэт в Грузии представил бы себе, что поэт авангардист Саша Гальпер приехал из Америки в Тбилиси только для того, чтобы за пол цены обжираться в местных Макдональдсах и Бургеркингах, при этом не имея в мыслях делать какие-нибудь заявления или манифесты. Скромная группа любителей литературы и поэзии, не смотря на хаос, вызванный наводнением, подкараулила его и встретилась с ним в Доме писателей – ведь так сложны и призрачны пути поэта.

0 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделитесь в соцсетях

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F