АЛЕКСЕЙ СМУНЁВ. Огня сухие языки.

21.06.2015

Мантра.

«Я счастлив, весел и богат
Всем разноцветным буйством мира!»
Смешная мантра бьётся в такт
Толчкам пакетного кефира

«Я красотой его велик.
Нет ничего, что мне не ясно!»
Присел на лавочку старик
И смотрит взглядом безучастным,

Как
Стихла гордая Пальмира
В разгуле призрачных ночей.
И
Выпил он стакан кефира.
Великий, мудрый и ничей

Эмигрантка.

От жирных взглядов липнет к телу блузка.
Константинополь. Белых армий пена.
Всё в прошлом. И — тебе родней французский,
Но здесь ты русская. А прочее — измена.

Кому измена?
Господи,  н е   н а д о!
На север смотришь зря из-под руки.
Там ждут китайские заградотряды
И красные латышские стрелки.

Дашнаки, Белочехи, комиссары,
Антанта, атаманов злая стая…
Вернуться? Будут — лагеря и нары.
Куда ты? К сожалению, не знаю

Россия, мать,  Die Mutter, Mamma mia!
Опять своих детей Ты гонишь прочь:
Рим, Лондон, Прага, пальмы Тель-Авива…
Рассвет — не скоро.
Ночь. Сплошная ночь.

Женщина.

Женщина — это Храм!
Варваром прохожу
Мимо иконных рам
К главному — витражу!

Господи, дай ответ!
Я — от-благодарю!
Что за волшебный свет
Падает к алтарю?

Тонкая филигрань,
Вызолочена кость.
Не перейти за грань —
Я здесь всего лишь гость.

Дом бы мне, а не храм…
Милостию воздашь?
Если уж не вигвам,
То — может быть — шалаш!

В капищах — среди чащ
Буду я ждать ответ.
Слаб там огонь, чадящ.
Здесь же — ликует свет!

Та же — от плоти плоть!
Или — от праха прах?
Как мне перебороть
Свой первобытный страх?

Ты же, меня любя,
Лучше б мне дал перо!
Кстати,
А у Тебя
Как?
Не болит ребро?

В храм — не хочу! Для всех
Должен открыт быть храм.
Не поднимай на смех,
Дай разберусь я сам.

Золото, серебро —
На! Я жaлеть не буду!
Даже — ещё ребро!
………………..
Или же не оттуда?

Паромщик

Как холодно. Почти до звона.
Ещё чуть-чуть и реки льдом
Затянет. И, не ждя Харона,
Мы сами Лету перейдём.

Но ты не торопи паром,
Харон,
и нас —
Густеет драма:
Мы перегружены добром
И не очистились от срама.

Предку

Нет Веры.
Но:
Благодарю
Тебя —
за выбор формы Храма.
Когда ленивую зарю
Он
поднимает
вверх
упрямо!

А сколько Вас летело вниз
Не совладавших с высотою!
Но ликами из новых риз
Глядите с кроткой простотою.

Поддерживая с нами связь
Порой условную весьма,
Как ускользающая вязь
Старославянского письма.
Сан-Ремо,2008

30-е сентября…

Грусть в сентябре всегда остра
И, чем острей, тем глубже режет.
Надежда, бедная сестра,
Где изорвала Ты одежды?

Тропинкой, ставшею судьбой,
Бредём с Тобой сквозь россыпь солнца.
А где сестра Твоя — Любовь?
Я слышу — как Она смеётся.

Что, Вас любя — не зная меры,
Не ставил вешки на пути я,
Боялся — вдруг догонит Вера
И спросит: что сказать Софии?..

О,  льдинок кружево на лужах,
И иней первый — снега чище !
Я путник.
Спутника не хуже,
Огня лишь не разжёг в жилище…

Найду ли пищи для костра
На пепелище и в пустыне?
Грусть сентября, не зря остра.
И небо… —  слишком быстро стынет.

Юноше, обдумывающему своё житьё…

Ещё беспокоят поллюции,
Прыщи и румянца позор.
И каждый рассвет — революция!
И каждый закат — термидор…
А Время зовёт И, робея,
Выходишь бороться за приз…
Зря!
Жизнь — без призов. Здесь — трофеи!
И это — закон, не каприз.
Молись, чтоб рука не устала,
Победа, увы! — дорога:
Ступень твоего пьедестала
Холодное тело врага.
Не верь двери с надписью: «Выход».
Ищи где написано «Вход».
И знай, что дороже всех выгод
Здесь право: «Два шага вперёд!»

Средне-Русская полоса.

Я меняю страну, как страницу,
Тороплюсь, и пишу на полях.
И уходят слова за границу,
К горизонту, как выбитый шлях.

Мне не надо копаться в газетах
И слова выверять на весах.
Я тебя прошагал и проехал,
Среднерусская полоса.

Очень средняя —
Есть и получше —
Те, чьи громче слышны голоса,
Твой же запросто можно прослушать,
Мной не сжатая полоса.

Нами густо обсижен глобус,
Но слышны слова, а не речь.
Там не очень поднимешь голос.
А уроненный — как сберечь?

Сам частенько я — мне знакомо!-
«А» сказав, запинался на «Б».
Забывая — оставил дома
Это «Б» на родной трубе.

Той, где аисты гнёзда вили
По весне, детей принося,
И по каждому проходила
Среднерусская полоса.

Все мы ей, словно мирром мазаны —
От крестов до столбов пограничных!

Недопетая, недосказанная,
Недосжатая, нестоличная…

Медвежьий угол

Загнала в угол жизнь?
Искать ли виноватых?
Что правотой греметь
Безжалостной друг в друга!
Упругой тетивой звенят канаты,
Реши — что это старт, а не расплата!
Прогиб каната — просто знак Легато!
Не рви концы — пожалуй, рановато
Туда, откуда точно нет возврата.

Россия — вся, мой друг, медвежий угол.

Но — для стрелы высокого полёта —
Иное наполненье смысла «скоро».
Разбег готовь, а не копи обиды,
Что время набирает обороты…

Призывно ждут Содомы и Гоморры
Прошедшего сквозь Сциллу и Харибду!

Осень.

 В. О.

Аляповата и пестра,
Нелепым золотом одета.
Присела Осень у костра,
Где без следа сгорало Лето.

Гасила, падая, листва
Свет фонаря в озябшей луже
И листьев мелкая плотва
В реке плыла, не веря в стужу…

Огня сухие языки
В ладони тыкались, слабея,
Когда его кормил с руки,
Стихами,что писал тебе я.

Мы твердо знаем — все обман!
И  наш диагноз зол и точен…
Но Лета с Осенью роман
Так восхитительно порочен…

Тебе

Ты открываешь глаза
И ночь собираешь в зрачки.
Звёзды, не успевая,
Спрятаться в тень ресниц,
Яркими искрами смеха
Моё омывают лицо.
Что со мной делаешь Ты?
Ведь Солнце ещё не взошло!
Но знаю как удержать
В капкан попавшую ночь –
Надо губы Твои,
Поймав, своими согреть

Вена, 14.08.10

0 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделитесь в соцсетях

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F