ДМИТРИЙ ПЛАХОВ. Стихотворения

28.04.2015

Pater Noster

стало людишек много мой друг петроний
фабий сказал досылая патрон в патронник
утро трубило птицами пахло пижмой
фабий петроний оптика третий лишний

ныне помилуй и присно небесный отче
у артобъекта сутулится артнаводчик
были в полях хлеба да побило градом
тучи над городом встали над вертоградом

весь не умру ну а если и весь умри я
хлебом насущным взойду иисус мария
только очисти над нами небесный купол
фабий петроний горловка мариуполь

Waterloo Bridge

стегозавр что хлещет шипастым хвостом о дерев
девоншира стволы а потом обращается в кембрий
птеродактиль заложит вираж кантилену пропев
но низвергнут во тьму птероямбом из ангелов первый

в эту ночь рождества я прикончил бутылку мерло
о грядущем теракте прочел в либеральной газете
неужель ты нагая лежишь предо мной ватерло
о мое ватерлоо зачем ты блевала в клозете

не ходи на балкон не тревожь лепесток жалюзи
там в предутреннем небе и звезды и ангелы меркнут
и в трапецию рамы вмонтирован снимок УЗИ
гузка леди дианы и крылышко ангелы меркель

last fight

я вышел из лесу был сильный мороз
сказал атаман и заплакал
мы в кружку налили ему купорос
а после задраили клапан

всем стало понятно какого рожна
мы служим в крылатой пехоте
что нежная ночь ни хрена не южна
и боекоплект на исходе

потом есаула убило ядром
нам новые вводные дали
по-вдоль терминала пройти космодром
а там телепорт и медали

топограф нетрезвый прокладывал путь
от трассеров небо пестрело
мы приняли все купороса на грудь
и кубарем в сектор обстрела

меня зацепило пониже плеча
раздвинуло бронепластины
а что там хорунжий бессвязно кричал
не слышали мы и прости нам

обидно что до телепорта рукой
до плазменной этой ватрушки
опять же напрасно старушка домой
и некому будет старушке

 

height

раствори бирюзовые дали
в акварели окна
сколько всякой херни повидали
сколько съели говна

сколько соли насыпали в раны
наберется на пуд
где теперь эти дальние страны
да и гитлер капут

мы с тобою из мотопехоты
в полымя из огня
я не помню откуда и кто ты
ты не помнишь меня

вроде звать тебя кажется саша
вроде были друзья
ничего что сапог просит каши
нам без каши нельзя

нам с тобою все было едино
не в окошко так в дверь
а зовут тебя кажется дима
но теперь но теперь

мы лежим наискось от проселка
где кусты не густы
у не помню какого поселка
у какой высоты

 

Бустрофедон

Волосы у нее росли как водоросли,
сеятель вспоминал, самокрутку махря.
Вокруг полыхал оазис, вибрировал хор ослиц,
взыскующих Валаама.
В пыльном углу за простенком висела заря,
прекрасная как реклама.

Кто бросил тебя сюда, где свищет дыра градирни,
в это болото слов, не знающих плуга satora?
Пока ты лежишь голышом на вчерашнем дёрне,
ворон глодает кости старого элеватора.

Стоит ли Pater Noster в одежды рядить пандита,
молвил оратай, лицевой расправляя мускул.
Здесь вам не фригидная Афродита,
но Горгона Медуза в броске, в блеске её корпускул.

Вряд ли отыщется в это лицо заглянуть нахала,
разве Персей какой, Елисей или гений места.
Чье колесо космы водорослей перепахало?
Чьего резца эти статуи, бестии из асбеста?

Где, в конце концов, ваши смоквы, оливы, просо?
Где просодий ковчег, оцинкованный ящик?
Кто папиросой сможет выстрелить в рот матросу?
Только курящий.

Я ухожу, я голодный певец колесниц турусов.
Чем ты питаешься, кстати, пастух горгон?
Всякое. Крылья акрид. Словесный мусор.
Лингва. Суржик. Жаргон.

redambula

я вышел на курской хотя надо было ехать дальше
и направился к дому моего детства
сунув руки в карманы расхлябанной такой походкой
дабы издали походить на жителя этих мест
дом был по-прежнему крепок и в меру монументален
как многие здания середины шестидесятых
те же две арки тот же тенистый двор
с угловатой вытяжкой из чрева метрополитена
в нем теперь живут совершенно другие люди
между арок теснятся чисто вымытые авто
под моими окнами та же футбольная коробка
где я бегал полузащитником дворовой команды
я нечасто забивал но у нас были и лучшие голеадоры
моя задача разрушить вражескую атаку
перерезать пас в штрафной как чертяка из табакерки
вывинтить мяч и отправить в белый свет как в копейку
здесь случались драки и разбивались окна
и девочка из 6-го «Б» смотрела из-под ресниц
и конечно были проигрыши всухую
и кричала мама с балкона — пора обедать
здесь могла бы находиться ваша реклама
как прочел бы всякий на растянутом полотнище
через подсосенский переулок на который я как вы поняли вышел
а еще потрясающее по своей лирической силе
описание всех этих арок пилястров выщербленной кирпичной кладки
всего чего касалась рука мальчика бывшего когда-то мной
а также список примет нового времени
в виде нелепых табличек и вывесок
курсы духовного роста фьюжн-кафе экологический бизнес ланч
но внезапно я заметил что пишу эти пламенеющие строки
каким-то дурацким неритмизованным верлибром
который не люблю и презираю как жанр
и тогда с досады пнул огрызок гнилого яблока
он описал длинную красивую дугу
идеально в яблочко в открытый помойный бак

 

день шестой

мир начинался с кухни огонь в печах
жарко шкворчали колбасы вздыхало тесто
бог самовар золоченый широк в плечах
сковороде жених и его невеста
маслом кипит подвигая к нему борта
и женихом горда

мир протекал в уборной сливным бачком
ржавое жерло утробные хляби бездны
там клокотала стремниной тугим волчком
живородящая влага и мне известно
что возвращалась она на исходе дня
дважды омыв меня

мир завершался в спальне окрестный мрак
в ней загустел осязаемо но не мною
каждый охотник знает где спрятан враг
не повернись ненароком к нему спиною
кончился день шестой моего труда
но не пойду туда

dissolution

депутат верховного курултая
приоткрыв юбилейный съезд
отхлебнул кумысу и валокордин глотая
бог не выдаст баран не съест
весь закутан в меха росомахи и горностая
как потомок древних хунну
подбоченясь в седле объявляет войну китаю
термоядерную войну

мой птенец монгольского турухтая
превратившийся в птицу рух
улетая в сторону китая
поднимает ветер взмахом пернатых рук
и хватает буйвола с арфой рогов
а потом слона за упругий хобот
но не слышит шороха моих шагов
бесполезный мой шепот

потому что я не иду а ничком лежу
средь распада и тленья
и двойным языком надлокотье твое лижу
и ужом извиваясь печально гляжу гляжу
на твое подколенье

 

cena dominica

Начни год грядущий к примеру с декабря,
Среди всех этих рождественских пряничных кукол,
Молча или, скажем, сам с собой говоря
«в тех яслях где младенец агукал
там толпятся и шепчут седые волхвы
обращаясь к младенцу на вы»

Ты крещен, как водится в облупленной ванной,
Водой из крана, не вкусив Иордана струи
«о январь мой андрей первозванный
через форточку холод струи
скоро грянет февраль не далек от греха
петр брат твой под крик петуха»

Сочини акафист, чтоб был многогранен и знаков,
Как Веры Мухиной пролетарский стакан
«бон суар зеведеев иаков
и тебе богослов иоанн
вы приходите вместе как март и апрель
растворив в небесах акварель»

Ну и там уж зарифмуй зеленого змея
С козявкою зеленой — сиречь носовой полип
«в июне жди явления варфоломея
потому что в мае уже приходил филипп
май всегда переходит в июнь
ты на эту метафору плюнь»

Вот и лето, а в морозилке еще белого хлебного литр,
Что полезно для тела и для мятежного ума.
Кто там в дверь? «то матфей наблюдательный мытарь
и пытливый апостол фома
мы разделим напитки поделим хлеба
если только не треснет губа»

Как бы понятно, что далеко тебе до корифеев,
Хотя сам по себе тоже неплох блудодей,
Да уж как-нибудь «время жатвы иаков алфеев
аки персик румяный фаддей
всем нам светит тяжелая жатва
мы о жатве подумаем завтра»

Вот и вечеря, вот и кильки посола пряного.
Телевизор на кухне фонит.
«здесь и трезвого не отличишь от пьяного
вот ноябрь симон кананит
вот декабрь поземкою вьется
на пороге иудою мнется»

 

***

твои губы как мне сказали не имут сраму
увлажняясь при виде статуи поликсена
но я так устал наблюдать эту футураму
что охотно ложусь на сено

твои идолы были выпуклы и лобасты
колобок посолонь вертясь укатил на север
заводная лягушка склеила ласты
в перепончатое крыло напоминающее клевер

да и я хорош наплевал в журавель-колодец
лозоходец клязьму по грудь переходил в апреле
но теперь канун успения богородиц
и портянки мои сопрели

может быть в тебе больше гекаты а не гекубы
и одежды твои пошиты из кожи кобры
но молю когда после минета рисуешь губы
не используй пурпура или багряной охры

temptatio

он не знал что творится в его голове
где артикль апокриф апостроф
ледоход на неве ледоход на неве
огибает васильевский остров

ретирада была бы отсель по уму
но умом то как раз и увечен
убежать в перспективу мечталось ему
в ту прогорклую сеть чебуречен

он бы съел чебурек невзирая на пост
медный всадник и медная лошадь
пусть осудят его и замкнет синий мост
непременно какую-то площадь

что там сыплется с неба сухая мука
от греха от слепого каприза
не удержат его ни матфей ни лука
с укоризной взирая со фриза

что до боли сердечной твоей человек
кровоточит сокрытая рана
да простится скоромный тебе чебурек
вожделенный как торс монферрана

10 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать
*
  1. Юлия Крылова на 04.05.2015 из 13:22

    Это не набор, а напор слов!

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделитесь в соцсетях

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F