СЕРАФИМ ВВЕДЕНСКИЙ. Версификация

26.02.2015

«Версификация»

 

Изъян

Однажды в темном перелеске,
подставив к горлу парадигму,
тебя поймает Достоевский
и вмиг раздавит, словно гниду.

Через катарсис влезет в душу,
поковыряется в изъяне
и бросит с совестью наружу
дрожащей тварью на поляне.

Грань

1
Не то чтобы всерьез, а по привычке
Тебя возьмет действительность в кавычки.
Ты прячешь взгляд, как наркоманы нычку.
Вопросов тьма, да только попраны ответы,
ввиду того, что всё и так понятно.
И день за днем тождественно помятый
мешаешь белый ром со свежей мятой,
но это всё сойдет на нет в ватерклозеты.

2
А я намедни был в глухой деревне.
Там интернета нет, воды, и время
подвластно только лишь одной системе –
чередованию и дня и ночи. В общем,
там геометрия с пространством споря
лежит, как капля на ладони. Зори
и вправду тихие повсюду. Вскоре
ты понимаешь ясно: «Сложно то, что проще».

Там лейблы, словно соль, теряют силу
и превращаются в ничто. Могилы
стоят поодаль на холме. И мнимым
всё кажется в объятьях этого пейзажа.
Ты слышишь в голове журчанье мысли
и чувствуешь острей. Структура чисел
собою образует ноль. И выси
небесные рукой достать способен каждый.

Там не играет смерть с тобою в прятки.
Она кругом, в лесу, в полях, на грядке
и за спиной стоит всегда. Ты внятно
осознаешь зачем живешь и умираешь.
У серого там нет других градаций.
В движении сокрыт источник граций.
Становится понятнее Гораций:
«Заботы о земле отцовской – поиск рая»

Кругом всегда статичная картинка.
И обостряются в тебе инстинкты.
Там нет коммуникаций, лабиринта,
а ночью путь твой освещается звездою.
Желанье жить граничит тесно с выжить.
Без прихоти зимой встаешь на лыжи.
И там Господь к тебе настолько ближе,
Что, как и смерть, стоит буквально за спиною.

Одежда по сезону

Я меряю время сезонной одеждой.
Всю жизнь балансирую с краю и между.
Мне хочется чтобы все было как прежде,
А прежде хотелось иначе.
Я не озадачен динамикой роста.
Хочу населить я какой-нибудь остров,
Но стать вторым Крузо довольно не просто.
Мне лень населить даже дачу.

Под временем скрыто понятье упругость,
Простите за грубость. Поймите за глупость
Мы ищем в толпе жадно взгляды друг друга.
Однако, пустуют причалы.
Всевышний не занят вопросом карьеры.
А счастье тебе не доставят с курьером.
Стары предрассудки в домах новой эры
И маешься Чацким в печали.

Я вместо Грааля ищу гравицапу.
«Живым не женись» – так напутствовал папа.
Я верю охотно словам эскулапа,
Тем более, если анатом.
Я ем себя чаще, чем ланч или ужин.
Мне страшно внутри, но страшнее снаружи.
Порой зеркалам я здесь тоже не нужен.
Дрожу королем перед матом.

Я спирт разбавляю тоскою вчерашней.
На каждого хипстера есть своя няша.
Прием резерваций теперь у параши,
Там стало весьма многолюдно.
Во имя добра мы не встанем с кровати.
«Отлично сказал ты, а ну-ка накатим!»
На большее нас, к сожаленью, не хватит.
Стоит на мели наше судно.

Пора сникерснуть от души и по-полной,
Мешать впечатленья с бакарди и колой.
А может освоить искусство валторны
И стать содержимым ансамбля.
На берег прийти. Любоваться закатом.
Любовь не построишь системой отката.
Соседи кричат нам из пятой палаты:
– Рубите концы, вот вам сабля!

Мы

Мы продолжаем пить Боржоми зная, что слишком поздно.
Нам трудно поднять голову вверх, хотя говорим о звездах.
Когда идет дождь, мы любим инкогнито плакать.

Мы хотим тотального счастья, да так чтобы за один присест.
Нам страшно идти через поле, но гораздо страшнее в объезд.
Но воспринимаем осадки, как дар божий, хотя ненавидим слякоть.

Мы когда-нибудь придем в себя и не узнаем здешних мест.
Нам некуда деваться, здесь и на мусульманах ставят крест.
Нам отчетливо дали понять, что мы лишние на этой картине.

Мы постоянно вязнем в себе и это совсем не то, что в тине.
Мы стали настолько живучи назло, вопреки, что отныне
Увидев, тот самый Париж, мы вряд ли даже простынем.

В конверте

Я как-то написал в письме: «Максим,
Вся наша жизнь закономерность зим,
А снег завеса саморазрушенья.
Все остальное происки толпы.
Все остальное поиски где пыль.
И с Миром тренье есть, но нет сцепленья.

Наш круг похож скорее на овал.
Наш взлет похож скорее на провал.
Меняется формат, но не проблемы.
В бассейне нашей радости воды
Налить забыли. Высохли следы
На кафеле. Осталась соль дилеммы.

Не ведает начало о конце.
Безвыходность застыла на лице.
Все декабристы перешли по ссылке,
За ними жены. Так создали тра-
Фик перехода. С ночи до утра
Обиды медью копятся в копилке.

Я в поле воином ходил один,
Все мельницы успешно победил.
Нанес урон, тем самым, урожаю.
Электрик неба выключит весь свет.
Зеленку прятать выгодно в траве.
Есть место возгласу: «Я поражаюсь!»

Мы оседлали всех своих коней,
Но с места все ж не сдвинуться. Скорей
Мы в пляс пойдем, а может быть вприсядку.
Пустили поезд мысли под откос;
С плеча рубили. И в анабиоз
Однажды впав вернемся мы навряд ли.

Пыль покрывает полностью поля.
Повсюду энтропия, вуаля,
Она одна живет под небесами.
Бессонница. Гомер пьет пиво Duff.
Что стало страшно? Прячься быстро в шкаф
И дверь держи обеими руками!!»

Версификация

Что может быть проще,
Чем взять да заморочиться.
Ко мне все чаще обращаются по имени отчеству.
Главная цель –
Это синтезировать понятие «соль» и «рана».
Многое становится очевидно и ясно с утра нам.

Идеальный Мир существует в брошюрах и на макетах.
Мы не учили слова,
Поэтому наша песня еще не спета.
Надеемся,
Что все изменится завтра или с понедельника.
Верим в собственную святость,
Да все идти по воде никак.

Знаем,
Что в театре военных действий не бывает антракта.
Из-за того,
Что часто нечего сказать,
Отвечаем рассеянно: «Вот так как-то…»
Понимаем,
Что на мировой сцене танцует горе и чей-то банковский счет.
Но смерть нам шепчет на ухо: «Держись!»,
Обхватив рукою за плечо.

От райцентра в семи километрах пешком

Июль,
Когда жара полгорода накрыла,
Выплюнул девочку писательницу,
библиофила.
Выплюнул голой,
незащищенной,
хрупкой,
слабой.
Девочку закаляла школа,
лицей,
институт,
местность,
страна,
ухабы.
Толстой и Достоевский развили в ней чувства.
Шукшин дал слово
и немного своей магии,
и вот она примкнула к искусству
выжимать действительность на белый лист бумаги. И
жизнь предстала иначе,
важны стали разные моменты,
штрихи,
нюансы.
Над ней, как дамоклов меч, нависла удача
оставить свой след на поступях к Парнасу.
Для нее деньги не играют никакой роли,
если надо она скажет от своих кредитных карточек пароли.
Она отдаст жизнь за любовь и в сторону не глянет.
Вы хотите найти ее?
Познакомиться?
Поговорить о том о сем?
Она сейчас играет в кошки-мышки с Коломбиной на поляне
от райцентра в семи километрах пешком.

День открытых дверей

Душевная стагнация заведомо приводит к краху;
Пиар-менеджер рая отошёл навсегда от дел.
При любом раскладе Ахиллес не догонит никогда черепаху.
И вся твоя угловатость –
Когда канет в Лету оставит лишь круги на воде.

Презумпция радости, как апрельский лёд, шаткая структура.
День сменяется днём,
Как будто впотьмах ты листаешь фотоальбом.
– Вы пишите стихи?
– Да!
– Очень хорошо. Мы из общества по сбору макулатуры.
А вокруг постоянный шум оттого,
Что соседи бьются в стену толоконным лбом.

Да плюс эти ранги, табели, иски, враки, кражи, пересуды,
Фарисейство, откаты – что пустоту даёт нам в сумме, господа.
Смерть сидя за столом пьёт жизнь из одноразовой посуды.
«Отец умер, сын умер, внук умер» – оставьте это навсегда.

Дороги

Дороги – старинная русская забава.
Немного асфальта, а всё остальное канава.
Временами покрытая лужей,
А иногда и того хуже.

Дороги – это твой внутренний тупик.
Остановка в развитии.
В пустоту ошарашенный крик.
Отчаянное соитие.

Дороги как ножом по сердцу, как удар под дых.
Сел за руль апостолом Павлом,
Вылез Брейвик-псих.

Мнишь себя интеллигентным, дядь?
Дороги научат вставлять междометье блядь.

На Руси не было дорог, а в России тем паче.
Можно конечно сесть на вороных как племена апачей,
Да только в сарае одни старые клячи
Да жрать к тому же клянчат.

Двести лет, как Гоголь прав.
Дороги – это похмельное состояние с утра.

Дороги – это твой персональный ад,
Твои изъяны.
Колдобина чувств,
Рытвина страсти
И отчаяний яма.

Алоэ

Жаль,
Что на душевную рану
нельзя
наложить алоэ.
Поговаривают,
что смысл
не спрятан между строк,
нот.
Тургеневские девушки
снимая
трубку
говорят:
«Алло, эээ!»

Бездомный пес глядит в негаснущее окно.

Настанет время,
когда наконец-то
поймают
всех
лис тех,
Что подмешивают
канцерогены
в твой кровоток,
но
Все мои страхи
стали
ясно видны
на белом листе,

На котором бездомный пес глядит в негаснущее окно.

Слепая действительность
живёт,
как будто
по наитию.
Скоро
в ход дела
пойдут
секира,
мотыга,
курок,
нож,
Потому что
жизнь
основана
на реальных событиях,

В которой бездомный пес глядит в негаснущее окно.

Все
имеет
второе лицо,
словно
карточный валет.
И безмолвна
риторичность этих тем,
но
Просто-напросто
хозяева забыли
выключить
свет,

А бездомный пес продолжает глядеть в негаснущее окно.

Речи профессора Гендельбаха

Добру часто снится, что оно зло, которому в свою очередь снится, что оно добро.
Сейчас даже самые высокие чины говорят при встрече друг другу: «Yo, bro!»
Конечно можно бросить монету в море, но, говорят, плохая примета назад возвратиться.
Ты прожил долгую и красивую жизнь, а она уместилась строчкой на измятой странице?..

Не каждый убежден что тупик – это путь с отрицательным множителем
И соответственно никто не думал что путь – это положительный тупик.
Для того чтобы постичь истину не стоит даже лезть из кожи нам,
Но ты никогда не найдешь её в ворохе прочитанных и не прочитанных тобою книг.

Только директор швейной фабрики может запросто рвать на себе рубаху.
Мне кажется стоит прислушаться к речам профессора Гендельбаха.
Ведь осуждать мы никого не в силе, но по большей степени не в праве,
Потому что кто-то думает что это шляпа, а, как приглядишься, так это слон в удаве.

Зеленый халат

Сейчас самое время начать читать Евангелие от Матфея,
Лечить охрипшее горло настойкой с экстрактом шалфея.
И восстанавливать нервную систему урчанием котофея,
Пусть даже невелика награда.

Только вот милосердие не вписано в ген-код гунна,
Ибо это как подаяние просить на коленях возле ЦУМа –
Ожидания масштабны, да на выходе ничтожная сумма;
Эгоистична по своей природе монада.

Пока ты вдохновенно рисуешь свой портрет Дориана Грея,
Твоя святость сушится как исподнее на неотапливаемой батарее.
И ты болтаешься неприкаянностью в проруби или на рее.
И все что есть у тебя это бравада.

Ты мечтаешь о всходе счастья, забыв засеять свои огороды,
Да плюс ко всему проходят тайком вдоль забора безбожные годы.
Единственное, что ты замечаешь, это внезапное изменение погоды
На киноэкране противоположного фасада.

Ты ничего не хочешь, а просто танцуешь сиртаки или фламенко.
Абсолютно уверен, что они делают всеобщую фотографию для нетленки,
Не подозревая что таким методом просто ставят нас к стенке,
Чтобы хватило всего-навсего одного снаряда.

Раскаяние отчаянно постучится к тебе кулаком в дверь на закате,
Когда темнота заполнит собою весь дом. Кстати,
Я писал эти строки в своем поношенном домашнем зеленом халате
В абсолютной темноте и очках фирмы Prada.

На четвертом десятке

На четвертом десятке
Начинают появляться морщины да складки,
И растут, как второй подбородок, внутри непонятки,
Но ты вряд ли займешься зарядкой.

На четвертом десятке
Ты имеешь опыт там, где раньше были только догадки.
Понимаешь, что нет Рая ни в шалаше, ни в палатке
И не всё что посажено, к сожалению, взойдет на грядке.

На четвертом десятке
С реальностью больше ты не играешь в прятки.
Молодые тебе наступают на пятки.
А ночью больше хочется спать, чем тащиться куда-то на блядки.

На четвертом десятке
Рубишь дрова для камина, а не правду-матку
Умеешь тактично дать взятку.
Обеспокоен что после тебя останутся лишь отпечатки.

На четвертом десятке
Ты словно рентген замечаешь огрехи и опечатки.
От смерти не требуешь сатисфакции, ей не бросаешь перчатку.
Восемнадцатилетним пацанам говоришь: «Берегите себя, ребятки!»

На четвертом десятке
Все меньше мыслей о бунте, все больше о порядке.
И, казалось, ты принял жизнь какой она есть, плюс все её недостатки
Но, как в дырявой мошне нищеброда, ничего не имеешь в остатке.

P.S.

И пусть ты уставший,
Понурый,
Видавший,
Помятый,
Но все же на четвертом десятке лучше,
Чем на пятом…

Три точки

день ото дня я все больше молчу;
замыкаюсь.
в приватной беседе я говорил своему лечащему врачу:
что иду по прямой, а, оказалось, бегу по краю.

Я – внутривенный мещанин
с манерами
лорда.
мудрость – это не наличие морщин;
эрудиция охранника ограничена клеточками сканворда.

жизнь,
словно
бутерброд
с васаби;
если ты не видишь жемчужину в куче дерьма,
не нужно из-за этого сходить с ума –
практикуй наяву метод ваби-саби.

и ты почувствуешь, как станет все изумительно хорошо,
пока не появится хлеб на стакане или тебе не захочется смысла
или
чего-то
еще…

Фрагмент

Можно пить пиво на лавке
И говорить о достоинствах Кафки,
Но при этом харкать на асфальт.

Можно погибнуть в троллейбусной давке
За идею о равенстве, братстве –
Различая при этом правду и фальшь.

Потому что
Великий мастер джиу-джитсу
Наебав всех дольно просто укатил на колеснице
В Ниццу,

Передав всем пламенный привет.

Но великий мастер дзюдо
Был пойман незадолго до,
Вот что значит не читать свежих газет,
Когда садишься трапезничать на обед,
Считая что ты профессора Преображенского адепт.

А я люблю смотреть как падет снег!
Вот была грязь и вот ее нет
И становится всё так понятно и чисто.

«С новым Президентом – новая водка,
Миллион на счете ничто, когда в руках мятая сотка» –
Любил повторять местный бомж Иван Тимофеевич Вистов,
Покупая на опохмел стеклоочиститель
И на закусь завтрак туриста.

Гатха

Живем под пристальным вниманием звезд,
Но видим в небе только провода.
Человек переходит через мост;
Течет мост, а не вода.

По ту сторону реки ты будешь другим.
Разум крутит наяву волчок.
Твердость – ничто иное как дым;
Выплюнь крючок.

Порядок

Хаос является константой.
Очередь – это способ подчинения.
Девочка в школьном платье с белыми бантами
Живет в иерархии поколений.

Она будет скоро внесена в списки;
Занесена в реестры.
Ее кадастровые взгляды чисты.
Номенклатурная невеста.

Порядок – это регресс разрухи,
Числовые ряды,
Глаза в затылок,
Порядковые клети.
Девочка с белыми бантами следующая за старухой.
В очередь, сукины дети.

Алиса

Чеширский кот задумчиво молчал;
Улыбка полумесяцем висела.
Почем билеты, батюшка, в астрал,
А то вся жизнь сия – это не дело!

Алиса перешла на кокаин,
Страна чудес дается всё труднее.
К нам снова в баню привезли Мальвин.
Пьеро от безысходности стал геем.

Тебе не нравится, как я пою?
Ты, колобок, мне ставишь десять баллов?
Кай вместо «вечности» писал fuck you;
Его действительность весьма достала.

Так больше жить товарищи нельзя.
— Ну что за рожи?!
— Это сударь маски.
— Нет, Гуинплен, это твои друзья.

Какая жизнь – такие стали сказки.

А пока мы песни пели…

Будулаю Бэкингемскому

А пока мы песни пели
миновало две недели,
а потом еще полгода,
и еще пять тысяч лет.
В этой речке нету брода,
просто речки тоже нет.

Вот и песня наша спета,
хоть в запасе три куплета.
Только проигрыш играет,
да в окошко лезет свет.
На цепи собака лает,
Но собаки тоже нет.

Среднестатистически(й)

Манипуляторы тобой играют, как в пятнашки.
И для тебя великая страна всего лишь «Рашка».
И с пацанами в падике
От Мурманска до Владика
Ты коротаешь вечера в объятьях полторашки,
А утро застает тебя с похмелья и в рубашке.

Ты ешь с руки, не ведая чем кормит маркетолог.
Твой путь до счастья здесь неимоверно долог.
И время с пятки на носок
Несется как электроток.
А радость детства затерялась мелочью меж полок,
И зеркало твоей души теперь сплошной осколок.

Ты напрочь позабыл зачем ты здесь и что ты ищешь.
Тобой руководит твой аппетит, банкноты в тыщах.
Монета выпадет ребром;
Ты чуешь задом, не нутром.
Твой голос в общем хоре будто шум церковной мыши.
Но что тебе до всех?! Ты даже сам себя не слышишь.

Точка зрения

С точки зрения тотального эгоизма:
Роль другого человека в жизни ставится под сомнение,
Потому ты весь такой не понят, не признан,
И тебе никогда не найти утешения.

Потому что твой порез пальца
Воспринимается как с жизнью не совместимая травма.
И ты ходишь с лицом неутешного страдальца,
В ожидании за это, как минимум, зеленого лавра.

С точки зрения тотального эгоизма:
Твоя глупость – это узколобость твоего оппонента.
И ты взираешь на ситуацию через высокомерия призму,
Но не замечаешь очевидного момента.

Потому что уйти самый легкий способ.
Разломать, разорвать на составляющие, в клочья;
Не давая никаких ответов, не задавая никаких вопросов.
То ли это сущность человечья, то ли воля волчья.

Опыт вещей в себе

Остановись по середине потока в метро.
Чтобы осознать, что ты – ромб.
Недопрямоугольник.
Недоквадрат.
Расположенный где-то между осью абсцисс и ординат.
Тебя ничего не волнует,
Не трогает.
Ты просто ромб.
По вечерам ты выпиваешь чтобы уснуть пепси и ром;
Потребляешь телевизионные щи.
Периметр твоих линий твой замкнутый щит.
Ты ромб.
Геометрическая фигура.
Мельчайшая частица огромной архитектуры.

Коробок сентенций

Дальтоникам снятся цветные сны,
Каждый холит и лелеет свою тоску,
Бездонные бочки впечатлений полны,
Слезы радости так же солоноваты на вкус,

Замкнутая система порождает вакуум,
Чужие неудачи значимей своих побед,
Диоген-кореец съел себя как собаку,
Гляди, вот и очередь подходит к тебе…

Проигранное пари

Чтобы отчетливо увидеть ночь, выключи повсюду свет,
и обнаружишь, что положительности больше сокрыто в слове «нет».
Однажды зарождение кубизма в твоей голове
приведет к дестабилизации рассудка и внутричерепной войне.

Твой капитан Флинт всегда встает не с той ноги.
Либеральность – это когда в церковном хоре поют советский гимн.
В Дао де Цзин вкралась ошибка и тебе не удастся выиграть пари,
ввиду того, что говорящий не знает, а не знающий не говорит.

Сардонический

Я к неудачам прикорпел
гораздо больше, чем к удачам.
Забвенье —
сильных есть удел,
сойти во тьму,
не став,
не знача.
Пройти вдоль Мира
стороной,
стать тенью,
эхом,
имяреком.
Чтоб в черный омут
с головой
уйти
безвестным
человеком.

52 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать
*
  1. новоселова елена на 02.04.2015 из 22:14

    Расчудесно!!!!

  2. Zhanna Vladimirskaya-Кovalev на 02.04.2015 из 19:57

    Некоторые стихи перекликаются с Бродским, что не отменяет их самостоетельности.От всей подборки возникло ощущение независимого
    взгляда на мир, ироничного и горького. Благодарна за публикацию.

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделитесь в соцсетях

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F