БЕЛЛА ГУСАРОВА. Звёздная болезнь.

21.11.2014

ИЗНУТРИ
мама, не прикрывай ладонью пупок
я хочу видеть Чёрное море
на заборе граффити:
«скоро всё сбудется, не пройдёт
и полгода». у тебя будут трудные роды,
поезд на Ленинград – поезд на Питер
везёт вытряхнуть из природы
матери,
но я уже утомилась в утробе.
…на родильном столе, как на пляже
будешь лежать, загорелая.
но рядом не ляжет
интересный мужчина.
только доктор скажет о моём выходе:
девочка долго молчит!
вы разволнуетесь – не слыша первого крика
это потом – кричи не кричи – никто не слышит
это потом – чем дальше в лес, тем тише
это потом – время – нервным тиком
будет пульсировать в моём теле
от первого шага
к последнему

*
в десятидневном возрасте от рожденья
поезд везёт в заполярное детство, в тундру
из колыбели выползу и в бруснике
встречу этнический взгляд лопарёнка Сампо
он отведёт меня в чум на оленьи шкуры
расконсервирует банку с икрой лосося
в долгих беседах о финской литературе
мы не заметим, как в небе исчезнет лампа,
под аметистовым снегом погаснет осень,
и расцветёт бесконечная ночь в гирлянде
новых созвездий, как мы пересядем ближе
к тлеющим углям и крепко сожмём друг друга
кольцами взрослых объятий… но я увижу
за горизонтом прозрачных его финляндий
ангела над Ленинградом и по сиянью
выход найду из Полярного круга

СМОТРЕТЬ ПРО-ВЕТРЕННОЕ СОЛНЦЕ

рождалась в полёте с юга на север
живу – ни дома, ни дочери, ни тома, ни джерри
покинула очередь за мармеладом давно
и вышла в запретные двери

мне ничего не надо, никого не нужно
только смотреть на вас в замочную скважину
знать, что вы не простужены
в достатке иммунитета
что прилетели зимой из лета
с востока на запад, с юга на север
достали из сумочки веер –
помните мой шанхайский восторг!
это важно!
этим растрогали…
впустите на долгую ночь любви – шепчу
но не хочу, чтобы услышали вы, не хочу
вы пахнете ветреным солнцем

и я давно парю в оранжевых небесах
ведь у меня ни дома, ни дочери, ни дядюшки Тома,
кому унаследовать хижину,
но есть павлиние перья
и вы с каждым взглядом становитесь ближе
жду вас
за дверью…………….

КАК ВЕТЕР МНЕ ПРИНЁС О ЛЮБВИ
Файв о клок
Госпожа Ли спешит к госпоже Чань
Снегопад поломал любимую сливу
Целебные свойства вливает зелёный чай
По тонкому горлу. Глотками неторопливо
Смочила молчание. Перевела за вуаль
Расстройства задумчивый взгляд и к подолу подруги
Присела.
– А вишня? – Две ветки погнутые жаль
Склонились к земле посиневшие дуги
– Прогнозы? – Не знаю. Отправила просьбу в Пекин
– Мне нужно на рынок. – Откроют движение в город
Сегодня… Послушай меня, дорогая, покинь
Прошу, господина Ван Х*я, пошли разговоры
И мне неприятно. Я, как обезьяна, краду
Объедки от ваших утех в мандариновом ложе
Твой птицеподобный чудовищный какаду
Питается лучше от рук твоих. Мерзкую рожу
Скрутила бы с шеи, не знай, что так дорог тебе
– Остынь! Я люблю тебя больше, чем птиц и животных
Мой муж послезавтра надолго уедет в Тибет
Избавит от прикосновений чиновничьих потных
Поедем кататься на лодках, кивать господам
В салон красоты, на массаж, на премьеру Кар-Вая
– И я госпоже Сяо Бо ожерелье продам
Которое мы, увлекаясь любовью, порвали
– Вот видишь, как здорово будет! А сливу спасти
Забота садовника, если не хочет секиры
– До скорого, ящерка!..
Ветер порывистый стих,
Флюиды любви, человечьей, развеяв по миру…

*
как же прекрасно все! как же все здорово!
поставилала на закачку фильм Альмадовара
на улице жарит как в Гоа, но я, московская,
говорю в скайпе с Англией хмурой
капаю радостью в клавиатуру
передаю через тысячи милей – милый,
не замерзай, придумай костер, влипаю в диван
старый, скрипит как резиновый дутый, ты слышишь
слезы – не признак слабости, не отсутствие силы

торфяники вспыхнули, над – вертолеты кружат
я тоже наполнена жидкостью, вкусною всяческой
но в небо не падаю. в Питере с Малой Подъяческой
свернули друзья на канал в бар напиться текилы
о чем извещает мобильный, я тоже любила…
(оставят в диване следы влажные ягодицы
я парюсь
в единственном правильном смысле)
парить бы бесследно как делают птицы

ВИКИНГ

на холме в шотландии далёкой
викинг спит уставшим сном бродяги
тент без электрического тока
может быть вокруг пасутся волки
может быть олени ищут ягель
не знакома с фауной и флорой
этого района мира толком
может быть вороны будят криком
на работу в город за холмами
если телефон не запиликал
влажностью убит аккумулятор
может он идёт в библиотеку
бросить мне по скайпу пару строчек
а потом чесать метлой проспекты
в черных джинсах и тишоте мятых
может быть он пьёт дешёвый сидр
с раннего утра до поздней ночи
хэви-металл слушает в ю-тубе…
много не знаю, знаю точно
он мужик кондовый, он не пидор
и меня уже два года любит

НЕДАЛЕКО МНЕ ДО АЭРОПОРТА

доступ к себе ограничу
залеплю глаза скотчем, заткну уши
смотри без меня фильмы Гая Ричи
играй в покер он-лайн, жди невозможного куша
я из себя не выйду, но ты – можешь!
лузеру – лузерово!
как показал опыт
я не увижу твою гневную рожу
«факи» и «щиты» беруши сведут в шёпот
не прикасайся ко мне! пусть тебе в помощь
будут колода, азарт и стакан колы
транками мозг отключу, превращусь в овощ
может быть корни пущу, прирасту к полу…
но, вероятней, сбегу, полечу выше
с теми, кто всё ещё дышит – куда ветер
ты будешь в сети торчать и на том свете
не проведу с тобой лучшие годы
вялым растением
брошусь на волю
полу-люблю тебя всё ещё, с полу-болью
справиться легче, чем жить полу-мёртво
недалеко мне до аэропорта

ДОЛГАЯ ДОРОГА В НЕБО

Будет драка в самолёте. Ожидание в Эмиратском порту.
Вкус беспошлинного алкоголя из пластмассовых фляжек.
Привкус одиночества едкой слюной во рту.
Воспоминания о прошлогодних пляжах.
Задержка рейса в Мумбаи. Задержка цикла.
Стюардесса сделает аборт на борту.
Мне не будет больно. Я давно привыкла
К лишениям. Мне будет лететься to
Солнечная деревня в Индостане from
Депрессивный город на Неве – я его лишилась,
Для того, чтобы испить «старый монашеский» ром,
Покурить в присутствии самого Шивы.
Полечу без надежды на новую жизнь, просто её начну.
Петербуржский мой ангел будет шуршать крылами,
Веря, что так от него что-нибудь зачну,
Что останется с нами.
Навсегда останется с нами.

ПИСЬМО РУССКОМУ ДРУГУ

из Мандрема

по стенам бегает геккон
романтизирует балкон
и алкоголем не смываются мечты
стою босая, как прекрасен мир животных
а ты в Москве цветы в горшках ласкаешь, ты
мою любовь на них не лей, допей с похмелья
в сезон дождей я без тебя не просыхаю
и если не хочу домой, то значит –
я дома, выжимаю виноград
и мой возлюбленный наверно не заплачет
когда решу назад, к тебе, вернуться
я тоже не заплачу – нафига!
пусть мне милее берег океана
проведаю другие берега
к Москве-реке несёт волной фатальной
оттяжной сумасшедшею волной

…геккон, лови большого кукарачу!

прости, мой друг, я отвлеклась, с тобой
жизнь будет как за пазухой у Бога
но если вдруг мой путь свернёт туда
где нет тебя – туда мне и дорога
туда мне и дорога, дорогой!

*
немного цветов на земле и все звёзды на небе
твои! еженощно выходишь в мерцающий сад
соседи для снов безмятежных пижамы надели
не видят сокровищ твоих в миллионы карат
а ты вдохновляешься, свет от ближайшей – Центавра
к тебе устремился четыре земные назад
четыре твоих, очарованных зеленью лавра,
растительных года. и вот – долетел! доказав
свою несусветную скорость и дальность полёта
твою бесконечную медленность, малость, но ты
забила на физиков и астрономов расчёты.
берёшь звёзды с неба руками… с любой высоты

ЗВЁЗДНАЯ БОЛЕЗНЬ

не родись под созведием Близнецов
не будешь сидеть на двух стульях
не упадёшь в грязь лицом,
но – двумя,
оба отражаются в зеркале
звёзды коварны
но и они меркнут…
парным
будет всегда танец сольный.

Кастор с Поллуксом на белых конях
унесут то в рассвет, то в сумрак
будешь красивой сегодня, умной
завтра уродливой, глупой
будешь болтаться по крайностям
с бешеной амплитудой
и как не старайся
стать приблизительной Буддой –
двуликой останешься…
где бы
космический ветер тебя не носил
или владыкой,
или рабой астральных сил
– попеременно –
будешь
смертной сегодня, но завтра – бессмертной…

ПОДРАЖАЯ ПРЕДКАМ. К ОВИДИЮ

Имею право ли тебе сказать,
особенно в стихах, что Император
распорядился застегнуть в чехол
единственную статую Свободы.
Пыль золотая в воздухе, народ
доволен, рукоплещет на парадах,
на форуме денатураты пьёт
и пьедесталы исступлённо лижет.

Ты мог бы, под фалернское, в садах
и дальше – о любви, метаморфозах,
героях и богах, но без суда,
без приговора с авторской печатью,
сжигая рукописные мосты,
отправился в румынские туманы
за то, что не успел закрыть глаза –
увидел недозволенное смертным.

Но тайну эту схоронил от нас,
так хорошо, как степь твою могилу.
Моя печаль не вытекла из глаз,
когда по ней, по выжженной, ходила
суровой полукровкою, найти
к тебе, Назон, пытаясь строчек верных.
Благодаря твоим слезам томлюсь
тоской по Риму в веке двадцать первом.

ПАРИЖ, Я НЕ ЛЮБЛЮ ТЕБЯ
по законам жанра
шла на костёр Жанна,
режиссёр женился на актрисе
сыгравшей главную роль,
а я должна поехать в Париж,
найти следы любимого,
выиграть пари,
что умру, отыскав его запах.
в горле першат цитаты
из трагедий.
ревность обкусывает губы –
вдруг он до сих пор бредит
своей французской любовью.
клочья сахарной ваты
ветер сорвёт с облаков,
с мостов новых и старых
нырнут в Сену
кино-клошары.
не целуйтесь, силь ву пле,
в радиусе моего – вижу
это преступле
увидеть и умереть могу –
он любил не меня
в Париже

1 Проголосуйте за этого автора как участника конкурса КвадригиГолосовать

Написать ответ

Маленький оркестрик Леонида Пуховского

Поделитесь в соцсетях

Постоянная ссылка на результаты проверки сайта на вирусы: http://antivirus-alarm.ru/proverka/?url=quadriga.name%2F